Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Призрак оперы

После предыдущей публикации, что-то про театр нахлынули воспоминания. Напишу еще про одного кадра )
Шурик был (и поныне, собственно, остается) очень хорошим актером и одновременно горьким пьяницей, что отнюдь не является чем-то необычным для нашего театра, да и, наверное, для любого другого. Вера Петровна – бессменный режиссер Народного - долго терпела его именно из-за таланта, но и ее снисходительности постепенно наступал предел. Ладно еще, когда этот крендель, отыграв свое, нафигачивался в гримерке до такой степени, что забывал где находится и мог в таком пьяном ужасе выпереться на сцену, как случилось когда-то в «Кабанчике» по В.Розову - шел какой-то напряженный диалог и вдруг вдоль задника показалось шествующее нечто, заплетающе поющее: «Не рубите мужики, не рубите…» Двое актеров выскочили из-за кулис, как-то обыграли, увели. Героиня придумала тоже что-то такое в кассу: «Ах, вечно эти отдыхающие забредут…» Потом Шурик, протрезвев слегка и осознав глубину содеянного, умолял окружающих спрятать его от Веры Петровны. Его закатали в какой-то ковер и спрятали за задником, где он благополучно и проспал до полного протрезвления.
Партнерам не один раз еще приходилось, как-то обыгрывать его «косяки», впрочем, от этого никто, даже самый великий трезвенник не застрахован, театр – есть театр, живое действо. Запомнился очень удачный такой момент в «Приключениях Буратино», где Шура играл Кота Базилио и в очередной раз между выходами забурился в технические помещения квасить с рабочими сцены. И вот Лиса Алиса говорит по ходу спектакля, что сейчас, дескать, придет Кот, и они с ним что-то такое подлое и гнусное замастырят на пару – а кота нет. Лиса судорожно начинает в меру сил сочинять с ходу какой-то текст, в том числе и такую фразу произносит непритворно злобно: «Небось, котяра этот (и дальше что-то неразборчиво вполголоса) где-то на помойке лазает, объедки жрет». Тут вбегает запыхавшийся Базилио, которого срочно отыскали гонцы и пинками с матюгами погнали засранца на сцену. Надо отдать должное – пока тот бежал, придумывал, какой фразой обыграть и вылетел со словами: «Прости, Алисочка, на помойке задержался!»
Вообще, когда-то это спектакль, вернее – антракт этого спектакля… еще вернее – поведение некоторых актеров во время антракта нанесло глубокую рану радужному восприятию мира одной маленькой девочкой. С другой стороны – ее мамаша сама виновата: нечего было переться в актерское фойе, актеры – тоже люди и хотят во время антракта спокойно пообщаться и покурить. Вот последнее и возымело на девочку шокирующее действие - распахнув наполняющееся слезами отчаяния глазенки, ребенок остолбенел: «Мама! Мальвина….КУРИТ!!!!» Да, если бы только Мальвина! Стоящие рядом Буратино, Артемон и Пьеро дымили не менее старательно. И лишь некурящий Карабас-Барабас отмахивался от сизых клубов… Хорошо, они еще в гримерки не зашли.
Cо временем Шурика стали использовать лишь в массовке, ибо уже были случаи, когда он, играя довольно заметные роли, нажирался перед премьерой. Но и там он умудрялся привлекать к себе внимание зрителя не шибко скоординированными движениями и излишне громкой речью. Сейчас Петровна вообще перестала его использовать, жалея собственные нервы, что, учитывая ее возраст - 90 лет Бабушке (!) – вполне объяснимо… Что интересно – Сашка не сильно закруничился, а стал играть еще в одном городском театре – Молодежном. Там он как-то держится, не срывается во время игры. Удивительно.
Но пока Шура играл еще «третью снежинку в восьмом ряду» в Обнинском Народном – он успел еще учудить некую такую гишторию, после которой его какое-то время стали называть не иначе, как «Призрак оперы».
Дело было так. После очередной репетиции, во время которой Санек стремительно набрался, его добрый ангел – Дрюня, являющийся в другой жизни учителем истории Андреем Александровичем, готовился в очередной раз исполнить добровольно взятую на себя много лет назад обязанность – доставлять тело до его квартиры. Обязательно – до двери! Эта деталь была очень важна, ибо тело, оказываясь в теплом подъезде, начинало думать, что оно дома и раздевалось – не полностью, но обувь и верхняя одежда снималась и, естественно, постоянно пропадала, так как и подъезды далеко не всегда были домашними, да, собственно, и там такое случалось - проснуться у своих дверей в носках, брюках и рубашке, а остальное отсутствовало напрочь. Шуре удалось пролюбить неимоверное количество ботинок, туфель и сандалий, а так же курток и пальто – на эти деньги вполне мог бы,например, машину себе купить, впрочем – зачем она ему? Итак, Дрюня собирался доставить тело. А тело – пропало! Вот сейчас, только что сидело и медитировало с погасшей беломориной в углу рта – и вдруг – нету! Организованные поиски еще не разошедшихся по домам актеров так же не дали результата. Ну, что тут сделаешь? Пожали плечами, да разошлись – найдется, не впервой.
И он нашелся. На следующий день чуть ли не до сердечного приступа испугал уборщицу, которая пылесосила в зале, когда синдромно постанывая, поднялся из-за заднего ряда, закутанный в чехол от рояля. Сам он, естественно, ничего не помнил, разве только то, что холодно было, потому и задрапировался. Причем, ведь, зараза – не абы чем. Эстет! Шуру похмелили сердобольные рабочие сцены, а уборщица, отдышавшись, пошла к директору и написала заявление об увольнении. По собственному.
Tags: авторское, дебилы &ля..., из жизни, листая архивы, ностальжи, театр, трезвость - норма жизни
Subscribe
promo staryiy июль 16, 01:21 120
Buy for 10 tokens
Наша страна переживала разные периоды. Войны, кризисы, неурожаи значительно снижали уровень жизни людей. Впрочем, быть сытым, одетым и способным немного сэкономить для многих из нас - уже достаток. Очень непросто определить уровень жизни населения России до отмены крепостного права, так как…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments