Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Categories:

Франция между чеченофобией и чеченофилией

Беспорядки в Дижоне обеспокоили полицию.

Прокуратура французского Дижона в четверг объявила о задержании шести человек в связи с расследованием беспорядков и случаев насилия в Дижоне и Ницце. Эти люди принадлежат к чеченской диаспоре, вступившейся за молодого чеченца, избитого арабами-магрибинцами. «Демонстрация силы» в Дижоне насторожила власти. Специальный доклад, подготовленный Центральным управлением судебной полиции (DCPJ), говорит о потенциальной опасности так называемой чеченской мафии.

1

В четверг во Франции была задержана группа выходцев из Чечни — об этом сообщили представители прокуратуры города Дижона. Шестерым задержанным могут предъявить обвинения в рамках расследуемого прокуратурой дела по фактам покушения на убийство в составе организованной группы, причинения насилия и материального ущерба, а также подстрекательства к насилию.

Конфликт чеченцев и арабов-магрибинцев в Дижоне вспыхнул неделю назад. В кальян-баре «Черная жемчужина» жестоко избили 19-летнего чеченского юношу. Вставив ему в рот дуло пистолета, нападавшие сказали: «Мы оставим тебя в живых, чтобы ты передал своим — так будет с каждым». Отец юноши, Зелимхан, 49-летний житель Дижона, уверяет, что сын по молодости оказался втянутым в разборки между его друзьями-албанцами и их соперниками арабами-магрибинцами. О сути конфликта он не говорит. Родители не обратились в полицию и, по словам главы семьи, не просили помощи у земляков, которые «узнали обо всем сами через социальные сети».

После этого Дижон стал ареной столкновений между приехавшими в город со всех концов Франции, из Бельгии и Германии чеченцами, которые с дубинками в руках принялись демонстративно патрулировать улицы «народного» квартала Грезиль, и местными жителями, преимущественно арабами-магрибинцами. «Черную жемчужину», где был избит чеченский юноша, разгромили, на улицах вспыхивали драки. Огнестрельное ранение получил хозяин местной пиццерии, хотя о том, к какому лагерю он принадлежал, не говорится.

Чеченцы пообещали: они будут приезжать в город до тех пор, пока не сочтут, что конфликт исчерпан. Полицейские, благоразумно решившие, что их в Дижоне слишком мало, в стычки активно не вмешивались.

За это магрибинцы, требовавшие у них защиты, прозвали префекта региона Бернара Шмельца «Бернаром Кадыровым». Но на четвертый день ночного противостояния молодежь квартала средь бела дня вышла на улицы, потрясая оружием — кто игрушечным, кто настоящим, и даже сожгла несколько машин, чтобы доказать свою неустрашимость перед лицом чеченской угрозы. И тогда мэр-социалист Франсуа Ребсамен, которому в конце месяца предстоят выборы, запросил помощи у центра.

В Дижон потянулись не только подкрепления, но и политики: к представителям сил правопорядка приехал госсекретарь МВД Лоран Нуньез, а к жителям города — глава «Национального объединения» Марин Ле Пен, призвавшая ради спокойствия Франции ввести мораторий на иммиграцию. «Виды на жительство должны быть отняты. Права беженцев — аннулированы. Должен быть введен запрет на их пребывание на территории (страны.— прим.). И проведена депортация»,— заявила политик. Нельзя сказать, что ее речь пришлась по вкусу всем дижонцам.

Несколько человек все же были задержаны. Их имена не разглашаются. Во всяком случае, посольство РФ во Франции, ссылаясь на официальный ответ МВД, сообщило, что граждан РФ в числе задержанных не было. Администрация президента Эмманюэля Макрона и глава МВД Кристоф Кастанер высказались за то, чтобы иностранцы, участвующие в уличных волнениях и причастные к криминалу, высылались из Франции. Однако высказались осторожно, в том смысле, что власти «будут внимательно рассматривать случаи, когда иностранцы оказываются замешаны в нарушениях общественного порядка».

Это, конечно, может повлиять на рассмотрение заявлений о продлении видов на жительство или просьб о предоставлении убежища, но большинству живущих в Европе чеченцев не приходится опасаться даже самых энергичных речей на эту тему.
Действующие законы запрещают высылку людей, имеющих статус беженца, а отнять вид на жительство или гражданство можно лишь в течение первых лет после его получения и при условии вынесения судом приговора на срок свыше пяти лет тюремного заключения. За уличные разборки без тяжелых увечий и жертв такие сроки не дают.

Между тем события в Дижоне отозвались в Ницце, где также произошли стычки между чеченцами и, как они сами уверяют, их противниками — «наркоторговцами». Двое чеченцев были ранены.

«У живущих во Франции чеченцев нет никаких конфликтов с кем бы то ни было на национальной почве, поэтому попытки представить события в Дижоне как межобщинное столкновение кавказцев и арабов, конкурирующих за сферу влияния,— это в корне неверно»,— прокомментировал события старейшина чеченской диаспоры Апти Тепсаев, проживающий во Франции уже полтора десятка лет. По его словам, собравшиеся в Дижоне выходцы из Чечни хотели потребовать объяснения от марокканцев и алжирцев, которых знают как торговцев наркотиков. «Когда до них (арабов.— прим.) дошло, что им придется отвечать за свои проступки, в том числе и перед законом, они устроили беспорядки, стали жечь машины и громить витрины»,— уверен господин Тепсаев.

Полиция признает, что чеченцы не конфликтуют с силами правопорядка. Один из полицейских в Дижоне поведал журналистам BFM о сюрреалистическом опыте, когда оказался среди толпы людей с палками в руках, которая молчаливо обтекла патрульную машину: «150 человек в масках — это впечатляет». Впечатлены и власти, не ожидавшие такой мгновенной мобилизации чеченской диаспоры, явившейся на помощь десятку живущих в городе земляков. При этом политики не склонны видеть в произошедших столкновениях упрощенный «конфликт хороших и плохих». К примеру, мэр Ниццы Кристиан Эстрози считает, что чеченцы, живущие во Франции, «борются с другими общинами за монополию в наркотиках».

Тем временем журналисты газеты Le Parisien раздобыли закрытый доклад Центрального управления судебной полиции (DCPJ), предупреждающий об опасности, которую может представлять чеченская община, включающая сейчас во Франции около 30–50 тыс. человек. «В последние годы участились столкновения между чеченцами и другими общинами, в основном выходцами из Северной Африки»,— говорится в сообщении Службы информации, разведки и стратегического анализа организованной преступности (SIRASCO). По сведениям полицейских аналитиков, чеченцы часто присваивают себе функции охраны порядка, вытесняя с улиц «традиционную» преступность и пытаясь прибрать к рукам «народные» кварталы. У чеченцев есть свое объяснение этих фактов: «Мы бежали от войны, а не для того, чтобы ее затевать».

Как пояснил Апти Тепсаев, чеченцы неоднократно сообщали полиции о преступлениях местных наркодельцов, давали информацию о наркопритонах, но правоохранители не торопились принять меры: «Мы очень благодарны Франции, приютившей нас, поэтому мы не намерены нарушать законы, но иногда вынуждены ставить на место тех, кто создает угрозы нашим детям,— наркодельцов».

Беспокоят власти не только криминальные угрозы, якобы исходящие от диаспоры. В докладе отмечается, что некоторые члены общины, даже не причастные к бандитизму, «известны своей принадлежностью к чеченскому движению за независимость или религиозному фундаментализму». Около 300 выходцев из Чечни включены в «список S» как сочувствующие исламистам. В этот список, в частности, входил гражданин Франции выходец из Чечни Хамзат Азимов, который два года назад с криками «Аллах акбар!» убивал в Париже прохожих. Несколько выходцев из Чечни в разные годы задерживались во Франции по подозрению в терроризме.

В большинстве своем французские чеченцы бежали в Европу от военных действий и никак не входят в число сторонников современной российской власти и президента Владимира Путина. Однако во Франции порой высказывается мнение, что среди них могут быть законспирированные агенты или платные информаторы российских спецслужб. Кроме того, здесь считают, что интересы общины ставятся чеченцами на первый план, и вспоминают случай, когда в Лилле был зарезан блогер-чеченец Имран Алиев, который под псевдонимом «Мансур Старый» грубо высказывался в адрес властей Чечни, в том числе главы республики Рамзана Кадырова. Предполагаемому убийце, тоже чеченцу, помогла бежать в Россию мобилизовавшаяся диаспора, потом объяснявшая европейским властям, что спасала земляка, не интересуясь подробностями дела.
Источник


Tags: #беспорядки в Дижоне, Франция, чеченцы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments