Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Миха. Продолжение.

- Нормально, - говорю, - приехали. Слушай, Мих, тебя по ходу все-таки стулом там хорошо приложили. Ты вот что: давай-ка, головой потряси – не тошнит? Нет? Может, в дверь постучать, сказать, чтобы врача тебе вызвали?
А он опять со своей улыбкой безумного Чеширского Кота:
- Ну вот, я же говорил - не поверишь…
И как-то так огорчился очень, мне его даже жалко стало. Подсел к нему, руку на плечо положил, сам думаю: ну, точно, сладкая парочка, сейчас кто-нибудь из вертухаев глянет, скажет, ребята нашли друг-друга. И еще, прикидываю, с головой парень точно не дружит, но хорошо хоть не буйный, хотя – опять же, как сказать. В бильярдной вон как махался, по-взрослому. И опять мне интересно стало, чего он там за меня впрягался. Тут смотрю – друган мой новоявленный повеселел слегка, сидит и как будто мыслям своим улыбается. Дай, думаю, еще раз спрошу, заодно и тему его разовью ангельскую, подыграю, так сказать.
- Слушай, - говорю, - а как это ты мне можешь ангелом-хранителем быть, если я – вообще – того, нехристь? Я слышал, они как бы это, человеку при крещении даются, нет?
- Все правильно ты слышал, - Миха как-то посерьезнел сразу, - Даются. При-даются, точнее. Приставляются –для охраны. Телохранители такие небесные.
- Только – тело? А как же – душа? – решил блеснуть я познаниями.
- А о душе своей ты сам заботься, - неожиданно сурово отрезал Мафусаил, - да у Господа помощи проси. Не ангельское это дело – в душу лезть. Человек – он ведь по Образу и Подобию Божьему сотворен, куда уж тут нам…
- Ну, хорошо, - разговор меня не то, чтобы заинтересовал, забавлял, скорее, было только неловко как бы издеваться над явно ненормальным пареньком, который, ко всему прочему, действительно, здорово меня выручил. С другой стороны, эту тему он сам поднял, почему бы и не развить, тем более, не ясно было, сколько нам еще предстояло провести времени в камере, - так все-таки, как насчет меня, некрещеного? – с хитроватым ленинским прищуром я уставился на Миху. Тот вздохнул:
- Нехристь-то ты, конечно, нехристь… Но, знаешь, есть такие Слова: «Господь не желает смерти грешника»?
- Это почему еще - грешника? – взвился я, - некрещеный – да, но, между прочим, не убивал никого, не крал… И, кстати, почему – не желает? Он ведь это – не любит грешников?
- Вот опять ты…Опять ты путаешь…, - искренне огорчился мой странный собеседник, - я же тебе говорил: ненавидь грех, а не грешника. И потом – сам подумай, КАК Господь может вас не любить, если вы – создания Его? Да еще – по Образу и Подобию? Вот будет у тебя сын – неужели ты прощать его не будешь, неужели станешь ненавидеть за все те шалости или глупости, которые он сделает?
Я молчал, не зная, что и ответить. Возразить было нечего на слова, которые так странно и неожиданно прозвучали в камере. «Сектант какой-нибудь» - опасливо подумалось мне. Мафусаил поморщился.
- Ну, ладно, хорошо, - решил я продолжить после краткой довольно неловкой паузы, - я так и не понял, откуда ты взялся – ну, не в бильярдной в смысле, а вообще – в глобальном, так сказать? – я обвел руками круг перед собой.
- Видишь ли, поскольку ты все-таки, человек верующий…, - да, да, - Миха утвердительно несколько раз кивнул головой, - ты ведь не стал сразу спорить со мной – есть Бог или нет?
- Не, ну меня там… бабушка в детстве в церковь несколько раз водила. Кстати, окрестить хотела. Но родители не разрешили. Тогда ж – сам знаешь – времена такие были…Хотя, куличи, помню, пекли, яйца там всякие красили, стукались ими еще. А потом, сейчас-то как бы – все, опаньки, можно уже, верующие все кругом, даже – вон по телевизору на Пасху – ходят, свечки ставят…
- Да пусть хоть обставятся! – неожиданно резко прервал меня Миха, - не в этом дело, главное, чтобы человек сам понимал – верит он в Бога или так, потому, что – модно, потому, что – положено, или там – свечку на всякий случай поставить – вдруг поможет? А вот если человек действительно верит - Господь обязательно поможет ему…
- Даже некрещеному? – уточнил я на всякий случай.
- Беспокишься? - усмехнулся Мафусаил, - не боись, братуха, прорвемся! – и радостно хлопнул меня по спине, так, что у меня аж екнуло что-то там внутри.
- Мда, тяжеловаты у ангелов ладони, или как там у вас – длани карающие? – подвигал я плечами, - здоровый, черт…
- А вот этого слова, - мне показалось, что я на самом деле сейчас вижу маленькие молнии, выскакивающие из мгновенно потемневших глаз этого странного ангела, или кем он там был, - я тебя ОЧЕНЬ попрошу не произносить – вообще. Или хотя бы при мне. А уж по отношению ко мне… Не, ну ты сам подумай-то, что говоришь, а? – Миха уже слегка успокоился, хотя голос еще звенел и глаза у него были такие, прямо, действительно, как грозовые тучи, мне даже страшновато стало.
- Ладно, - Мафусаил махнул рукой, - мы никак не дойдем до разъяснения того, откуда я, так сказать, взялся. Так вот, короче: когда ты, наконец, примешь Крещение – у тебя, действительно, будет свой Ангел-Хранитель. Будет оберегать тебя, короче, как Борис Борисыч поет – небесный ОМОН такой, - я покрутил головой, дивясь продвинутости своего ангела, - Ну а пока ты такой вот разгильдяй, - Миха радостно подмигнул, – за тобой буду я присматривать, в крайних, заметь, случаях.
- Разгильдяй? - обиженно протянул я, - а ангел у меня – тоже что ли такой же? Разгильдяй?
Миха помрачнел:
- Можно и так сказать… Понимаешь… Я ведь тоже был Ангелом-Хранителем… Но не всегда ангелу удается уберечь… - последние слова он произнес с большим трудом и так долго и тоскливо посмотрел куда-то в сторону, вдаль, за пределы... Но я живо заинтересовался и отнюдь не был тактичен:
- Я не понял, это тебе в наказание, что ли?
- Какое наказание? – Миха досадливо провел рукой по вновь потемневшим глазам, - если, допустим, у человека, не дай Бог, конечно, - я с удивлением посмотрел, как он перекрестился:
- Мих, а что, ангелы – тоже крестятся?
- Но ты же видишь? Ну и, кстати, а почему нет?
Я пожал плечами: Н-н-не знаю…Я как-то... просто... до этого не общался с ангелами…
- Ой ли? – усмехнулся Миха, - не общался? А в детстве? Детишки все с нами разговаривают, это потом уж – разучиваются, забывают… Ну так вот, продолжаю, если вдруг у человека, упаси Господь (не надо так внимательно на меня смотреть), у родителей вдруг погибает ребенок, а они, допустим, в силу возраста или каких то еще причин не могут родить еще одного и они берут ребенка из детдома – это что - в наказание?
- Так я у тебя приютский? – подозрительно вопросил я ангела.
- Да ладно, не парься, - скоро будет и у тебя свой Ангел-Хранитель. Настоящий! Не будешь сиротой! – радостно заржал Миха и я в очередной раз подивился скорости смены его эмоций.
(продолжение следует)
Subscribe
promo staryiy сентябрь 3, 04:25 6
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное время.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments