Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Categories:

Неудачи Суворова, про которые в России не любят вспоминать

1

Александра Васильевича Суворова называют непобедимым полководцем. Говорят, что он не проиграл ни одного сражения. Но ведь любая «непобедимость» это миф. Если опытный военачальник за долгую карьеру не знал поражений, то это, вероятнее всего, означает лишь то, что ему редко попадался достойный противник.

С Суворовым дело долго обстояло именно так. Его врагами почти всю жизнь были турки, чьи боевые качества были ниже, чем у европейских армий. Потом он воевал с польскими повстанцами, то есть с нерегулярными формированиями. Лишь на самом склоне лет ему встретилась первоклассная европейская армия – французская.

Да, армия Суворова ни разу не была полностью разбита в бою, не бежала от противника. Но это не исключало неудач Суворова в отдельных частных сражениях. Кроме того, Суворов совершал и ошибки как полководец, подставляя части своих войск под отдельное поражение. О двух таких случаях, которых не любят упоминать военные историки, здесь и будет рассказано.

Неудачные распоряжения под Очаковом

С осени 1787 года русские армия и флот пытались установить блокаду Очакова. Командующим Южной армией, действовавшей здесь, был Суворов. Ему подчинялась также Днепровская гребная флотилия под начальством контр-адмирала принца Нассау-Зигена.

Весной 1788 года русское командование ожидало активных действий турецкого флота по оказанию помощи Очакову, но само вело себя пассивно. Флотилия Нассау-Зигена держалась в устье Днепра и не закрывала турецкому флоту подход к гавани Очакова. Суворов же держал сухопутные войска напротив Очакова на Кинбурнской косе. Но коса была отделена от Очакова не менее чем пятивёрстным Днепровским лиманом. И без флота Суворов ничего не мог предпринять.

К этому начальному периоду действий под Очаковом относятся неудачные распоряжения Суворова относительно флота, повлёкшие гибель одного из лучших капитанов – Христиана Остен-Сакена. Нассау-Зиген отправил к Кинбурну для связи с Суворовым и получения распоряжений соединение из семипушечной дубель-шлюпки и двух канонерских лодок. Дубель-шлюпкой и всем соединением командовал капитан 2 ранга Христиан Остен-Сакен. Турецкие корабли должны были сначала показаться в виду вдающейся далеко в море Кинбурнской косы, прежде чем их заметили бы из Днепровского лимана.

Утром 18 мая 1788 года появилась турецкая армада: 12 линейных кораблей, 13 фрегатов, множество судов других классов. Суворов отправил с донесением к Нассау-Зигену обе канонерские лодки, а дубель-шлюпку с её капитаном Остен-Сакеном задержал для ведения наблюдений за турецким флотом. Распоряжение Суворова Нассау-Зигену, очевидно, не содержало приказания выдвигаться ко входу в лиман и к гавани Очакова, так как русская флотилия оставалась неподвижною.

Через два дня Суворов отдал Остен-Сакену странное распоряжение. Он приказал ему присоединиться к флотилии, хотя вход в Днепровский лиман был уже забит турецкими галерами. Остен-Сакен должен был бы прорываться с боем, причём с сомнительными шансами на успех. Но приказ есть приказ.

Остен-Сакену предстояло днём пройти незамеченным мимо всего турецкого флота, заполнившего устье лимана. Довольно скоро он убедился в невыполнимости приказа Суворова. В погоню за русской дубель-шлюпкой устремились четыре турецкие галеры. Остен-Сакен попробовал уйти от них, но те двигались быстрее. У устья Бугского лимана, впадающего в Днепровский, турки взяли дубель-шлюпку на абордаж. Тогда Остен-Сакен взорвал крюйт-камеру своего судна вместе с собой, командой и турецкими галерами.

Подвиг Остен-Сакена был вписан золотыми буквами в историю русского Черноморского флота. Однако этот смертельный героизм вообще бы не понадобился, не будь заведомо невыполнимого (и уже ненужного в плане информирования Нассау-Зигена) приказа Суворова Остен-Сакену во что бы то ни стало присоединиться к флотилии. Не погиб бы капитан и в том случае, если бы Суворов сразу отправил его с донесением к флотилии назад.

Поражение у Бассиньяно

Недостатки распоряжений Суворова под Очаковом можно объяснить тем, что тут под его начальство отдали часть морских сил, которыми он не мог руководить так же искусно, как сухопутной армией.

Случай, чем-то напоминающий казус с Остен-Сакеном, произошёл у Суворова во время Итальянского похода 1799 года. Только теперь грустную роль дубель-щлюпки сыграла целая пехотная бригада.

Заняв Милан, Суворов получил известие о выдвижении против него французской армии Макдональда. Было важно раньше неё переправиться через реку По. Одновременно были получены данные об очищении французами города Валенца. Суворов отправил на переправу и овладение Валенцей корпус генерала от инфантерии Андрея Розенберга.

30 апреля (11 мая н.ст.) авангард (3000 солдат) под командованием генерал-майора Чубарова начал переправу через реку По у селения Бассиньяно. 1 (12) мая он оказался на острове Мугарроне, откуда вброд перешёл на правый берег и овладел прилегающими высотами. Вопреки прежним донесениям, французы не собирались оставлять Валенцу. Более того, здесь оказалось довольно много французских войск.

Розенберг собрался двинуть вслед за Чубаровым весь свой корпус, однако получил странный приказ Суворова: оставив Чубарова, самому двигаться на соединение с главными силами. Не привыкший пререкаться с начальниками, тем более с самим Суворовым, генерал Розенберг выполнил приказ.

Тем временем авангард Чубарова был атакован двумя французскими дивизиями Виктора и Гранье общей численностью 13 000 человек. Несмотря на более чем вчетверо превосходящие силы противника, солдаты Чубарова всю вторую половину дня – восемь часов – выдерживали его атаки. Только с наступлением темноты русские отошли по броду на остров, но и здесь были вынуждены отражать попытки противника форсировать рукав реки. При этом они обстреливались французской артиллерией, пока заново наводили переправу (прежнюю унесло течением).

Утром 2 (13) мая бригада Чубарова была на левом берегу в безопасности, но сильно поредевшая. Из 3000 бойцов в строю оставалось 1800. Командир был ранен. Французы потеряли не больше 600 человек.

До сих пор историки не дали объяснения распоряжениям Суворова в бою у Бассиньяно. Это могло быть целенаправленное пожертвование целой бригадой – ложная переправа с целью отвлечения сил противника, тогда как главные силы армии переправлялись в другом месте. Но это могло быть и безразличие к своим подчинённым, погибавшим в бою. Оба варианта не красят великого полководца. Причём действия Суворова в тот момент не дают подтверждения первому варианту, который имел бы хоть какой-то тактический смысл.

Ошибки и неудачи случаются даже у величайших профессионалов своего дела, и Суворов здесь не исключение. Ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает.
Источник

Tags: Александр Васильевич Суворов, наша История
Subscribe

Posts from This Journal “наша История” Tag

promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments