Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Categories:

Мать выносила ребенка со смертельной болезнью, чтобы пожертвовать его органы

Кэри Янг и ее муж Ройс были шокированы, узнав, что их дочь не выживет после рождения.

«Я и моя жена Кери ждали нашего второго ребенка, в декабре 2016 года мы пришли на плановое УЗИ в 19 недель. Родители обычно ждут его, чтобы узнать, кто у них будет, мальчик или девочка. Но мы узнали, что у нашей дочери будет редкий врожденный дефект, называемый анэнцефалией. Этот дефект встречается примерно в 3 беременностях из 10 тыс.

1

Объясняя диагноз, доктор использовал фразу «несовместим с жизнью». У ребенка не развивалась лобная доля мозга. Шансы на выживание близки к нулю. Мы сидели в кабинете врача за пять месяцев до рождения нашей дочери и знали, что она умрет.

У нас было всего два варианта: прекратить беременность сейчас или доносить нашу дочь до конца. Нам дали 48 часов, чтобы принять решение. Уже через минуту после того, как нам сообщили о диагнозе нашего ребенка, Кери спросила, сможем ли мы пожертвовать органы ребенка, если она доносит его.

2

Мы решили не прерывать беременность и выбрали для нашей дочери имя Ева, что значит «дающая жизнь». Наш план был прост: доносить Еву, родить ее, позволить ей умереть и подарить жизнь другой семье.

В тот момент я стоял рядом с Кери и чувствовал, как разбивается мое сердце. Но после ее слов я увидел все со стороны. Словно зритель своей жизни я наблюдал за тем, как моя хрупкая жена становится супергероем и проявляет свои удивительные суперспособности. Ведь в худший момент своей жизни, когда она узнала, что ее ребенок не будет жить, уже через минуту она успела подумать о том, что может спасти кого-то еще. Это было самое мощное чувство, что я испытал за 8 лет нашего брака и 15 лет отношений.

1

За этот период я много раз думал о том, как мне повезло с женой, но это было другое. Меня словно ударило током: я был женат не только на прекрасной женщине и лучшем друге, но и на особенном, замечательном человеке. Да, я хочу, чтобы моя дочь была красивой. Я хочу, чтобы она задула свечи в свой первый день рождения. Я хочу смотреть, как она упадёт, когда будет учиться ходить. Я хочу провожать её. Я хочу изменить всё плохое. Но я не могу. Это наша реальность.

Мы встретились с организацией LifeShare, которая занимается донорством органов. Там мы узнали, что будем восьмой семьей в штате, пожертвовавшей органы младенца. Прецедентов было не так много, потому что большинство родителей детей с анэнцефалией не знали о такой возможности. Сердце Евы должно было остановиться, потом у врачей появилась бы возможность извлечь ее почки, печень и, возможно, поджелудочную железу и клапаны сердца. Мы спросили о других органах, таких как глаза или роговицы, но в LifeShare рассказали нам, что раньше этого не делали даже со взрослыми.

Кери было сложно носить ребенка еще 20 недель, зная, что в итоге он умрет. Постоянные толчки Евы напоминали нам, что она внутри (Кстати, да, Ева толкалась внутри так же как любой другой малыш, она полностью контролировала основные двигательные функции. Нам было непросто осмыслить это). Кери пугалась, когда ее спрашивали о дате родов, или готова ли детская для Евы.

Зато мы неожиданно поняли, что можем наслаждаться беременностью. Нам нравилось разговаривать о нашей крошке и день ото дня наша любовь к ней росла. Мы получали удовольствие от того, что мы ее родители. Думаю, во многом это было связано с решением продлить беременность до конца. У Евы было имя, личность и цель.

Мы перестали рассматривать беременность Евой только как способ помочь другим и с нетерпением ждали нашу дочь, чтобы подержать ее, поцеловать, рассказать ей о ее брате и быть ее родителями. Мы не знали, сколько у нас будет времени, 5 секунд, 5 часов или может быть даже 5 дней.

Мы часто встречались с LifeShare и нашими врачами. На 4D УЗИ нашей девочки мы взяли нашего старшего сына Харрисона. Он посмотрел на экран и закричал «Это моя сестра! У меня есть сестра!». В носу защипало и глаза стали влажными. Особенно когда я представил, что он мог бы сказать: «У меня была сестра».

Плановое кесарево было назначено на 2 мая 2017 года. Наш первый ребенок родился естественным путем, но кесарево увеличивало наши шансы увидеть Еву живой. Кроме того, этот вариант исключал внезапные схватки посреди ночи, и Харрисон смог бы увидеть свою сестру, а наши родители – свою внучку, даже если бы Ева прожила всего час. Наш выбор доставил бы сложности во время следующих родов, но мы хотели сделать все самое лучшее для Евы. Наша дочь ушла до того, как мы встретились. 16 апреля было ровно 37 недель беременности и у нас оставалось еще две недели до родов. Две недели на то, чтобы подготовиться ко встрече с нашей дочерью и попрощаться с ней. Я собирался написать в этот день Еве письмо. Точно такое я написал Харрисону, когда он родился, и хотел отдать его ему в 18 лет. Ева никогда не прочитает свое письмо, но я смогу прочитать ей его.

Когда мы приехали в больницу, медсестра стала искать сердцебиение. Не нашли. Сердце Евы остановилось. Мы хотели, чтобы наша доктор Пинард была с нами. В 12: 20 мы позвонили нашим родным и сказали им спешить. В 12: 30 приехала доктор Пинард. В 12: 33 и 12: 35 Лори из LifeShare попыталась дозвониться до Кери. В 12: 37 родилась Ева Грейс Янг. В 12: 38 я перерезал пуповину. В 12: 40 и 12: 41 зазвонил мой телефон, а затем пришло сообщение. Это была Лори из LifeShare. «Эй, Ройс, позвонишь мне при первой возможности? Думаю, у меня для тебя есть хорошие новости».

В отчаянии я сразу же начал звонить ей, но доктор Пинард сказала, что она сама позвонит. Мы с Кери держали друг друга и плакали, пока медсестры мыли Еву. Доктор Пинард подошла к кровати. «Я разговариваю по телефону с LifeShare, Ева может стать донором глаз».

4

Медсестры закончили мыть Еву, завернули ее и надели шапочку, которую связала Кери. Когда они передали ее нам, страх ушел и на смену пришли надежда и радость. Это Ева Грейс Янг, супергерой, которым она всегда должна была быть. Мы всегда представляли себе нашу дочь, какой цвет волос у нее был бы, достался ли бы ей нос Харрисона, были бы у нее ямочки, как у мамы или какого цвета были бы ее глаза. В то короткое время, что мы провели вместе, один был немного приоткрыт, и я боролся с искушением заглянуть в них.

3

5

Я больше никогда не буду держать на руках мою дочь. Мы никогда не поговорим с ней, и я не услышу ее хихиканье. Но я могу мечтать о том, что в один прекрасный день я в первый раз загляну в ее глаза и узнаю, какого они цвета...».

6

Именем Евы был назван медицинский протокол для донорства - она была первым ребёнком в Оклахоме, которая стала донором целого глаза (даже двух). После огласки этой истории другие родители смертельно больных решили сделать такой же выбор, а медики организовали процесс трансплантации под названием Eva protocol (протокол Дающей жизнь).

7

А 6 марта 2019 года Кери родила здорового мальчика.
Источник

UPD Я как-то сразу не отдуплил, что "могу мечтать о том, что в один прекрасный день я в первый раз загляну в ее глаза и узнаю, какого они цвета" - это все про ту же трансплантологию... Жутковато звучит, если честно. У меня вообще какое-то двойственное отношение к этой истории. Надеюсь, они сделали это бесплатно. Потому, что в противоположном случае - это лютый пиздец за гранью добра и зла.

Tags: #донорство органов, даже не знаю...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments