October 31st, 2020

кузьмич

Как дельфины отмечают Международный день Черного моря

    Не уверен, конечно, что эти создания, несмотря на свой ум, знают о таком дне. Что, впрочем, не мешает им жить и радоваться жизни в своей естественной среде обитания. Экологический же сей праздник был учрежден в 1966 году шестью причерноморскими странами — Болгарией, Румынией, Турцией, Грузией, Россией и Украиной в честь подписания этими государствами Стратегического плана действий по реабилитации и защите Чёрного моря.
    Ну, не знаю, как в других странах отмечают этот день; если честно - как в нашей - тоже не знаю. Я просто зашел на страницу в Instagram к сочинским рыбакам, у которых мы в этом году покупали вкуснейшую барабульку и посмотрел, чем эти мужики занимались сегодня.
    Мужики, как всегда, выходили на лов рыбы и заодно - покормили дельфинов, которые, как большие морские кошки, всегда трутся около них. У кого есть кошки домашние - те знают, как ведут себя их питомцы, когда чуют, что хозяева приобрели рыбку. Смотрите видео: правда, похоже?



promo staryiy сентябрь 3, 2019 04:25 8
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
кузьмич

Девианты

СЕНЕЧКА

    Сенечка любил сисястых баб. У его жены груди были маленькие, а, после рождения и кормления дочери - и вовсе превратились в две смешные тряпочки, похожие на шарик, который подарил Пятачок ослику Иа на день рождения. Это было тем более обидно, что, в остальных частях тела, спутница жизни отнюдь не являлась худышкой, напротив, обладала весьма широким тазом, плавно переходящим в спину, без какого-либо намёка на талию. Сеня, впрочем, не был настолько эстетом и большие женские задницы ему, скорее, нравились.
    Но...сиськи, сиськи? К большой жопе - Сенечка был уверен - должен прилагаться в комплекте и большой бюст, иначе - какой в этом смысл? В жалких висюльках жены Сеня смысла решительно не видел. А, выполняя периодически свой супружеских долг, он закрывал глаза и представлял, вспоминал... А вспоминать и представлять было чего.
    Когда жена с дочкой уезжали на выходные к теще с тестем (Сенечку они не любили, но по внучке скучали) в соседний поселок - Сеня устраивал страстные оргии. К нему в гости приходили знойные красавицы с бюстами невероятного размера и мяли его своими пухлыми пальчиками, а потом спускались одной рукой вниз... Сидя в компьютерном кресле из Икеи перед камерой ноутбука, настроив положение его крышки так, чтобы в кадр не попадало его лицо, Сеня увлеченно наяривал свой орган, постанывая и жадно ловя слухом ответные стоны партнерш.
    Объективно говоря, они не были, на самом деле, красавицами - с общепринятой точки зрения. Толстые немолодые тетки с такой же внушительной жопой, как и у супружницы, но выгодно отличающиеся от нее наличием мощных вожделенных грудей - вот основной признак, по которому Сенечка производил предварительный отбор. Чем больше - тем лучше. И не важно, что практически ни у кого из них грудь не стояла как у Памелы Андерсон в ее лучшие годы, на постер которой Сеня промастурбировал всю свою юность. Скорее, наоборот, Семён ценил натуральность. Впрочем, среди его "клиентуры" обладательниц силиконовых грудей и так не попадалось. Простые российские женщины, одинокие в реальной жизни, находили свою отдушину в безудержном вирте, благо компьютерная грамотность страны неуклонно повышается у нас год от года.
    Сенечка и сам-то вышел на этот Клондайк наслаждений далеко не сразу. Когда половой аспект в их с Галиной - так звали семёнову вторую половину - семейной жизни стал мало-помалу затухать (на самом деле, он и изначально-то не пылал страстно), Сеня загрустил и стал было подумывать завести любовницу. Но, критически оценив себя, сорокалетнего полноватого лысеющего мужчину, не имеющего ни хорошо оплачиваемой работы, ни даже мало-мальски приличного автомобиля - короче, не имеющего ровным счетом ничего, чтобы привлечь внимание противоположного пола к своей персоне, понял бесперспективность этих планов.
    Памела, постер которой перекочевал со стены бывшей комнаты Семёна - он жил со своей семьей в родительской квартире, доставшейся ему по наследству - на внутреннюю сторону дверцы встроенного шкафа (по требованию жены: чтобы не видела дочка) в коридоре - уже не возбуждала его так, как в молодые годы. А без стимула мастурбация превращалась в унылое теребление полустоячего члена, заканчивающееся вялым семяизвержением, практически, без оргазма. "Подрочил для галочки" - так называл это процесс, с горькой иронией, Сеня, утешаясь больше двусмысленной игрой слов и странным чувством мести по отношению к своей супруге.
    Как, иной раз, жены обвиняют своих мужей в неудавшейся личной жизни - так и Семён (не в открытую, внутренне, в мыслях) винил свою половину в таком безрадостном существовании. Он был более, чем уверен, что, если бы у него была другая жена (с нормальными, блин, сиськами!) - он бы тогда - ого-го-го, как жил бы! Занимался бы спортом, был бы мускулистым, подтянутым, может быть, даже не полысел. Да и полысел бы - что с того? Стригся бы наголо и стал бы от этого только более брутальным - как Брюс Уиллис, сходство с которым Сенечка всегда отмечал у себя. Нашел бы нормальную работу, купил бы красный спортивный Порше, в котором возил любовниц - блондинок с седьмым размером бюста. Эти мечты значительно более сильно возбуждали Сеню, чем старушка Памела, но несли в себе горечь несбывшегося и этим мешали наметившейся было разрядке. И Сенечка разочаровано убирал руку от вновь сникшего пениса.
(продолжение следует)