February 24th, 2019

кузьмич

Станции-призраки: сколько их в московском метро?

1

Обычно станциями-призраками называют любую станцию метро, которая не принимает поток пассажиров. В Московском метрополитене таких станций насчитывают около двадцати. Некоторые из них стали складами или депо, другие лишь разрушаются от времени.

Закрытые станции

Таких в метро всего четыре: это «Советская», от постройки которой отказались, так как уклон путей исключал такую возможность. На ее месте появился пункт управления городского штаба гражданской обороны — это указывает в своей книге «Засекреченные линии метро Москвы» автор Матвей Гречко.

На Арбатско-Покровской линии с 1954 года по 1961 год работала станция «Первомайская», ныне ставшая частью депо. Ее название перенесли на другую станцию — об этом пишет историк Андрей Потапенко в книге «Московское метро. Сталинские линии». Возможно, она еще откроется для москвичей, но как музей — здесь планируют выставлять старые вагоны метро.

Еще одна станция — «Калужская» тоже превратилась в депо, навсегда став «призраком» для пассажиров. «Призраком» стала и часть станции «Деловой центр», северную платформу которой закрыли, когда в эксплуатацию были введены участки Большой кольцевой линии и Солнцевской ветки метро.

Закрылись, а потом открылись

Во время Великой Отечественной многие станции были превращены в «призраки» в силу военной необходимости. Историк московского метро Александр Попов рассказывает, что на «Чистых прудах» (в прошлом «Кировская») была оборудована ставка Сталина. Здесь располагался штаб и находился кабинет вождя. Поезда на этой станции не останавливались.

На четыре года закрывали станции на Филевской ветке «Александровский сад — Киевская», на 19 лет «Воробьевы горы» — это было связано с реконструкцией. Призраками на время краткосрочного ремонта становились станции «Семеновская» и «Парк Культуры», «Электрозаводская» и «Бауманская», «Лубянка» и «Фрунзенская».

Настоящие призраки

«Истинных призраков» под землей Москвы всего два — это станция «Троице-Лыково» и сооружение «Д» на Арбатско-Покровской линии. Троице-Лыково представляет собой техплатформу в 26 м длиной, всего в километре от станции «Строгино». На ней находятся силовая подстанция, технические помещения и аварийный выход на поверхность. В дальнейшем проектировщиками заложена возможность развития станции в полноценную работающую станцию метро, однако в ближайшее время этого не произойдет — расположенная над станцией деревня Троице-Лыково включена в список охраняемых объектов. Впрочем, станция с таким названием может появится на Рублевo-Архaнгельской линии.

Сооружение «Д» (станция «Тоннельная») служит еще одним аварийным выходом на поверхность на участке «Строгино» — «Крылатское», что обусловлено безопасностью, ведь расстояние между станциями составляет шесть километров. Это изогнутая платформа длиной в 46 м, от которой на поверхность выходит лестница. «Тоннельная» никогда не станет полноценной станцией, а так и останется «призраком», на котором «обитают» только работники метрополитена.
Источник

promo staryiy сентябрь 3, 04:25 8
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное время.…
кузьмич

Во второй раз Крым подарил украинцам пьяный Ельцин

1

Сын Хрущева, Сергей Никитович, в одном из интервью рассказал:

- Как вспоминал первый президент Украины Леонид Кравчук, когда в декабре 1991-го в Беловежской пуще принимались решения (я считаю их антиконституционными) о ликвидации СССР, у него кошки скребли на душе… А как с Крымом-то будет? Вроде он украинский, но не совсем. И перед подписанием соглашений Кравчук обратился к Ельцину: «Борис Николаевич, а как с Крымом будем?» А Ельцину было не до этого. Он в основном думал, как ему с Горбачевым расправиться, да и за обед пора садиться… Он сказал Кравчуку, махнув рукой: «Ну и забирай!» Кравчук говорит: «Я сразу и забрал!» Понимаете? Если бы Ельцин не сказал: «Ну и забирай!», то Кравчук был бы очень рад получить Украину даже без Крыма. О Крыме он и не мечтал. А тут такой подарок царский от Ельцина, который о крымчанах и не думал.

Но сразу после этого Руслан Хасбулатов все же начал переговоры с Кравчуком и своим коллегой - председателем Верховного Совета Украины Плющом.

Украинцы согласились, что Крым пока входит в состав Украины на правах автономной республики с очень большой самостоятельностью. А окончательно вопрос о его принадлежности решит референдум: как люди проголосуют, так и будет. Севастополь независимо ни от чего передается в аренду России на 99 лет со всей инфраструктурой и прилегающими территориями. Договорились, что соответствующее соглашение будет подписано президентами в Дагомысе.

Однако в мае 1992 года, пользуясь запоями Ельцина, глава МИДа Козырев и министр обороны Грачев фактически сорвали переговоры. На заседании не оказалось ни протоколистов, ни секретариата, ни стенографисток.

А вскоре явились министры обороны бывших братских республик. Оба в шортах, пьяные и веселые.

- А че-го вы тут сидите, - икнув, промычал Грачев. - Борис Николаич, Леонид Макарыч, мы уже обо всем договорились.

-О чем?! - вылупил глаза похмельный Ельцин.

- И флот, и прочее поделили поровну.

- Молодцы, - обрадовался Ельцин, - Оформляйте!

Быстро поднялся и в сопровождении Коржакова ринулся в сторону моря. Кравчук за ним, Плющ за Кравчуком. Рядом с Ельциным семенил Козырев, радостно приговаривая, что все будет о'кей, и Борису Николаевичу незачем отвлекаться на такие пустяки.

Документы, разумеется, так никто и не подписал.
Источник

кузьмич

Почему в СССР скрывали подробности второго налета на Берлин в 1941 году?

1

Сразу после налета немецких бомбардировщиков на Москву 24 июля 1941 года советское руководство приняло решение нанести ответный удар и сбросить бомбы на Берлин. Решить эту задачу было не так-то просто, для этого необходимы были дальние бомбардировщики.

Тяжелый бомбардировщик «Илья Муромец» СССР принял на вооружение раньше всех в мире. В тридцатые годы в Советском Союзе было построено более восьми сотен тяжелых бомбардировщиков ТБ-3, на тот момент самых совершенных в своем классе. Подобных самолетов, да еще в таком количестве, не имела тогда ни одна страна мира. Однако к 1941 году ТБ-3 уже устарели.

В начале Великой Отечественной войны Советский Союз, имея среди всех стран мира больше всего боевых самолетов, не имел стратегической авиации. Согласно справочнику «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Статистический сборник № 1», на 1 июня 1941 года из 18 759 боевых самолетов имелось 364 старых ТБ-3 (только 194 исправных), 2203 самолетов ДБ-3 различных модификаций и 9 тяжелых бомбардировщиков ТБ-7.

Пять авиационных корпусов Авиации Дальнего Действия в качестве основного самолета имели бомбардировщик ДБ-3 («Дальний Бомбардировщик — третий») конструкции С. В. Ильюшина. Сравнительно небольшой трехместный самолет Ильюшина мог доставить тонну бомб на расстояние чуть более трех тысяч километров. ДБ-3 мог летать и дальше, взяв дополнительное горючее, но тогда он брал меньше бомб.

Первый налет на Берлин совершили 7 августа торпедоносцы ДБ-3Т авиации Балтийского флота. Пятнадцать самолетов, с 500 кг бомб каждый, взлетели с самого западного аэродрома на острове Эйзель в Моозундском архипелаге. Пять самолетов сбросили бомбы на Берлин, остальные отбомбились по другим целям. Налет имел чисто психологическое значение, так как для серьезной бомбардировки просто не было возможностей. Задачей летчиков было попасть в сам Берлин, что при том уровне техники являлось не такой уж простой задачей.

Следующий налет запланировали на 10 августа — выполнять его должны были летчики только что сформированной 81-й авиадивизии. В нее собрали все имеющиеся на тот момент тяжелые бомбардировщики ТБ-7 (позже Пе-8) и дальние бомбардировщики ДБ-240 (позже Ер-2). Командовал дивизией комбриг, Михаил Васильевич Водопьянов, знаменитый летчик, совершивший несколько рекордных перелетов, участник операции по спасению челюскинцев. Получив письменный приказ за подписью Сталина от 8 августа, в котором предписывалось обязательное применение фугасных и зажигательных бомб и личное участие в налете, Водопьянов 10 августа перебросил на аэродром в городе Пушкин 12 самолетов ТБ-7 и 28 ДБ-240.

Операция проводилась в сжатые сроки в условиях строжайшей секретности. В результате о ней не оповестили войска ПВО и Балтийский флот. В ходе подготовки к полету выяснилось, что лететь смогут лишь 16 ДБ-240 и 10 ТБ-7. Причем перегруженным ДБ-240 просто не хватало длины взлетной полосы для разбега.

Как только один ДБ-240 снес ограждения взлетной полосы, а у одного из ТБ-7 на взлете отказали сразу два двигателя и самолет разбился, взлет других самолетов был отменен. В воздух успели подняться и взять курс на Германию десять самолетов, семь ТБ-7 и три ДБ-240.

Неприятности у взлетевших начались сразу. Бомбардировщик Водопьянова был прямо на взлете атакован советским истребителем. Советские летчики-истребители просто не знали новых бомбардировщиков и принимали их за немецкие. Альбом самолетов для зенитной артиллерии, в котором были впервые изображены бомбардировщики ТБ-7 и ДБ-240, был подписан в печать только 21 июня 1941 года и успел поступить далеко не все части.

Водопьянов смог уйти от советского истребителя, а вот экипажу лейтенанта Б. А. Кубышко не повезло. Их ДБ-240 на обратном пути сбил свой же истребитель, и пришлось спасаться на парашютах.

Collapse )