August 22nd, 2018

кузьмич

Свои против своих: как Су-27 сбивали МиГ-29 в чужом небе

Война для истории человечества — дело привычное. Память о жестокой мясорубке Второй мировой не удержала цивилизованную Европу от тяжелой войны в Югославии в конце двадцатого века, по-прежнему нередки войны в Азии и Латинской Америке, и почти постоянны они в Африке.

Одним из таких наиболее тяжелых и кровопролитных конфликтов конца прошлого века стала война соседних Эфиопии и Эритреи 1998 года. Потери с обеих сторон конфликта составили 120 тысяч человек, при этом большую, если не решающую роль в этой войне сыграла авиация. Не менее интересно и то, что обе враждующие стороны использовали самолеты, разработанные и построенные в СССР. В результате в бою в африканском небе сошлись машины, изначально созданные для того, чтобы воевать в одном строю.

Су-27 для Эфиопии

Учитывая приобретение Эритреей советских МиГ-29 и большую территорию Эфиопии (примерно как Украина), правительством этой страны было принято решение о закупке их извечных «конкурентов» — самолетов Су-27. Окончательный выбор пал на универсальные машины Су-27СК, уже «бывшие в употреблении» и большую часть своего межремонтного ресурса отработавшие на юге России.

После внесения предоплаты, урегулирования политических вопросов и небольшой предпродажной подготовки, растянувшейся на два месяца, транспортные борты Ил-76 привезли в Эфиопию разобранные Су-27УБК, а затем и Су-27СК.

Работа по сборке и отладке вновь собранных самолетов заводской бригадой послужила хорошей практикой для освоения самолетов и их оборудования эфиопскими специалистами, которые активно помогали русским.

В процессе отладки выявились и некоторые серьезные технические проблемы. После разборки, перевозки и последующей сборки, конечно, следовало ожидать резкого увеличения потока отказов. Все они тщательно фиксировались недоброжелателями для доклада главкому ВВС Эфиопии Абебе Тэкле Хайманоту, «главкому Джоба», как его называли в войсках. Вот здесь-то и сказались его опасения при выборе типа самолета.

Почти каждый облет «Сушек» заканчивался раньше срока из-за отказов гидросистемы, СДУ-10, и радиоаппаратуры. Был даже отказ одного из двух двигателей самолета. Вдобавок ко всему этому при показе экстремальных пилотажных возможностей на малой высоте опытный российский летчик-испытатель В. Мызин отвлекся буквально на одну секунду и потерял скорость, выполняя петлю. Его самолет стал парашютировать, и летчику пришлось катапультировался из перевернутого положения.

1
Су-27

Надо отдать должное выдержке главкома, на жизненном опыте познавшего, что верное решение — это то, которое до конца выполнено. Он очень быстро разобрался во всех доводах о влиянии приработки систем после сборки на причины отказов, понял объяснения летчика-испытателя о неучете им условий высокогорного аэродрома. В итоге произошедшая катастрофа не повлияла на исполнение контракта. Напротив, авария позволила изменить первоначальный план закупки в сторону увеличения количества учебно-боевых (рассчитанных на двух пилотов) самолетов, так как вместо разбившегося боевого самолета, по совету своих летчиков, главком заказал еще одну «спарку».

Учебно-боевой Су-27УБК полностью выполняет все функции боевого самолета. Его оборудование идентично Су-27, кабину увеличили за счет снижения объема топливного бака, что незначительно уменьшило дальность полета.

При этом наличие второго пилота дало больше уверенности в правильности выполняемых действий и психологическое чувство поддержки новичкам, что особенно сильно сказывалось при первых боевых вылетах.

Ускоренными темпами осуществлялась подготовка летного и технического состава. Для итоговой проверки готовности в январе были проведены несколько летно-тактических учений (ЛТУ) по взаимодействию авиации с другими видами войск.

Подготовка к воздушной войне

Наземная обстановка во время войны Эфиопии и Эритреи стремительно изменялась каждые сутки. Успех первого наступления сменился остановкой, а затем вынужденной перегруппировкой ударных и оборонительных сухопутных войск.

При малой эффективности наземных РЛС по обнаружению противника на малых высотах в условиях гористой местности, для прикрытия с воздуха своих войск, авиации приходилось постоянно дежурить в воздухе, на что неизбежно расходовался ресурс машин и дефицитное топливо.

Первые дни старались чаще выпускать в полет «спарки», для «влетывания» большего числа летчиков, лучшего ознакомления их с районом полетов и некоторой дезинформации противника, так как переговоры инструктора и пилота велись специально не через СПУ, а по радиосвязи, что имитировало полет пары самолетов.

Противник поднимал свою авиацию неоднократно, однако старался не приближаться к зонам возможных пусков Су-27 управляемых ракет.

Преимущество Су-27 по допустимому времени пуска ракет типа Р-27 с Су-27 и МиГ-29 при обоюдной атаке на встречных курсах сводилось всего к 1—2-секундой разнице вместо предполагаемой 7—10-секундной. И это оказалось решающим в будущем.

Collapse )
promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
кузьмич

На Старый Арбат могут вернуться автомобили

На Арбат — первую в Москве пешеходную улицу, закрытую для машин в 1985 году, — может вернуться автомобильное движение. По крайней мере это счел возможным главный архитектор столицы Сергей Кузнецов. По мнению чиновника, исторический Арбат слишком длинен для пешеходной зоны.

1
Арбат, 1950-е годы.

— Я не являюсь сторонником мнения, что уход транспорта с улицы является панацеей для ее оживления, часто это бывает совсем наоборот, — отметил Кузнецов. — Для меня, например, уход транспорта со Старого Арбата является все еще открытым вопросом. Люди очень любят машины, в них есть своя прелесть.

Организация автомобильного движения «на невысокой скорости, со светофорами» может оживить Арбат, а заодно и «дисциплинирует людей», полагает главный архитектор Москвы.

Идея вернуть на Арбат автомобильное движение не такая уж новая — Сергей Кузнецов был ее сторонником еще несколько лет назад, рассказала заслуженный архитектор России Зоя Харитонова, автор проекта Арбата как пешеходной улицы. «Когда Кузнецов стал главным архитектором города, а я рассказала ему о своей работе, первыми же его словами были: хорошо бы вернуть туда транспорт, — вспоминает Харитонова. — Надо сказать, по нашему цеховому этикету это просто некорректно и неприлично, это повод для «вызова на дуэль».

По словам Зои Харитоновой, еще в конце 1970-х и начале 1980-х годов авторская группа НИиПИ Генплана под руководством Алексея Гутнова, в которую она входила, провела множество исследований транспортных потоков, культурной и экономической составляющей реконструкции улиц. Именно тогда, кстати, появились планы сделать пешеходными и Кузнецкий Мост, и Никольскую, и Камергерский переулок. Правда, получилось только на Арбате. Так вот, на основании этих исследований можно сказать, что и длина, и функциональное зонирование Арбата вполне оправданно в его нынешнем виде.

— Общая длина Арбата около километра, — рассказывает архитектор. — В поисках ответа на вопрос, не слишком ли эта улица длинна для пешеходной зоны, мы провели опрос пожилых жителей района. То есть просто встали с коллегами у ресторана «Прага» и спрашивали прохожих пенсионеров, на каком транспорте лучше добраться до Смоленской площади. Все без исключения нам ответили, что удобнее всего будет дойти пешком.

Collapse )