March 10th, 2016

кузьмич

Детские воспоминания

Память отсылает меня все дальше и дальше от сегодняшних дней, я продолжаю восстанавливать, как реставратор картины старых мастеров, происходящие некогда со мной события. После моих воспоминаний о том, как я впервые понял простую истину, что правду говорить не всегда выгодно - из глубин всплыла еще одна забавная картинка. Впрочем, она характеризует меня с довольно неожиданной и не самой лучшей стороны.
В нашем детсаду применялись различные наказания. Как теперь я понимаю, наша воспитательница была не слишком счастлива в браке и компенсировала это, так сказать, работой. Что хочу сказать. Родители! Надо верить своим детям... Конечно, они порой фантазируют, что-то придумывают такое, во что верят сами, или просто врут. Но я очень хорошо помню, как я жаловался своим маме с папой, а они не верили мне. Впрочем, их можно понять, здравому человеку сложно представить такие методы воспитания, которые применяла к нам незабвенная Людмила Васильевна.
Например, что делали с детьми, которые (как я, например) плохо кушали в обед. Не съедали, допустим, первое блюдо. Нет, их не заставляли его есть. Просто в первое вываливали второе и туда же компот, перемешивали - а вот это уже впихивали насильно, держали за руки, раскрывали рот и заталкивали внутрь эти, фактически, помои. Заканчивалось это, конечно же рвотой. Вот интересно, Людмилу Васильевну потом, в старости - никто так не кормил? Я бы не удивился, если бы это было именно так.
Видимо, жалобы были не от одного меня, потому, что через какое-то время нас перестали "воспитывать" таким образом. Но я очень хорошо помню это чувство отчаяния, когда родители говорили мне, что я все это придумываю.
А я ведь тогда еще даже не врал. Не научился еще. Нет, насчет сомнительной выгоды говорить всегда правду я уже понял, благодаря все той же воспитательнице Людмиле. Но еше не перешел ту грань от умалчивания к вранью. Все еще было впереди.
Что касается поступка, про котрый я вспомнил вначале - это было, по сути, членовредительство. Меня поставили в угол - за что - увы, не помню. Это был не угол комнаты, а - между стеной и шкафом. Там стоял я, грустно колупая обои. А слева была дверь в группу. Через нее постояно кто-то ходил, дверь то закрывалась, то открывалась. Я смотрел на щель между дверью и косяком, которя то увеличивалась, то уменьшалась и в голове моей зрел план. Я подумал - очень четко помню это! - что, если я засуну туда палец - его прищемит. Мне будет больно, я заплачу и меня выпустят из угла. План удался. Единственное - я не рассчитал последствий. Палец не только прищемило, но и содрало с него кожу, брызнула кровь, я заорал... Мне срочно оказали медпомощь и, конечно, в угол уже не ставили. Странный поступок, что и говорить. Впрочем, в дальнейшем я не стал мазохистом, из чего я делаю вывод, что это был просто дурацкий поступок трехлетнего шалопая.
А с какого возраста вы помните себя, свои поступки?
promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
кузьмич

Через Капри к революции

Среди полутора десятков пассажиров, которые находились 23 апреля 1908 года на борту небольшого судна Principessa Mafalda, плывшего из Неаполя на остров Капри, особой элегантностью отличались двое иностранцев. Одним из них был отправившийся на поиски поэтического вдохновения Райнер Мария Рильке, а вторым — русский революционер Владимир Ленин.

В гостях у писателя

В 1908-1910 годах Ленин дважды посещал Капри, но о его пребывании на этом острове в Польше знают меньше, чем о визите в маленькую курортную деревню Поронин. Возможно, потому, что каникулы в земном раю, который полюбили европейские богачи (от коронованных шведских особ до английской аристократии и немецких промышленников), не слишком хорошо сочетались с образом пролетарского лидера. Между тем, многое указывает на то, что если бы Ленин не отправился на Капри, история XX века могла бы пойти совершенно иначе. В небольшом порту гостя ждал Максим Горький со своей второй женой — красавицей-актрисой Марией Андреевой. Писатель приехал на остров в начале ноября 1906, то есть сразу после выхода из тюрьмы, куда он попал за идейную поддержку революции 1905 года, благодаря которой он стал героем.

На Капри Горький пробыл семь лет. Сначала он поселился на славившейся прекрасным расположением вилле «Блезус» (в которой сейчас размещается гостиница Villa Krupp), а потом на вилле «Геркуланум» (известной также под названием Villa Spinola и принадлежавшей немецкому бактериологу Эмилю фон Берингу (Emil von Behring)). Эти места стали своего рода культурными центрами, где писателя посещали многочисленные известные соотечественники - от ставшего позднее лауреатом Нобелевской премии Ивана Бунина до реформатора театра Константина Станиславского.

Любовница вместо жены

В предшествующих своему визиту письмах Ленин писал, что приедет с женой. Однако Надежда Крупская на Капри не появилась. Между тем, Ленин приехал не один, а в сопровождении красивой молодой женщины (на счету революционера романов было не много, зато все они были очень бурными).

До сих пор неизвестно, кем была эта компаньонка. Возможно, загадочная Элизабет К. — богатая разведенная аристократка, а, может быть, что более вероятно, парижанка Инесса Арманд, которая присоединилась к революционному движению под впечатлением от ленинской работы «Что делать?»

Ленин был настолько очарован Инессой, что ко всеобщему удивлению дал ей должность лектора в своей парижской революционной школе, о чем его ближайшая соратница-супруга могла лишь мечтать. Александр Солженицын писал, что Арманд была единственным человеком, от которой зависел Ленин. А поскольку страдавшая базедовой болезнью (аутоиммунное заболевание, которое проявляется обычно повышением функций щитовидной железы) и терявшая красоту Крупская была зависима от Ленина, ей не оставалось ничего другого, как принять любовный треугольник.

Collapse )