March 1st, 2016

promo staryiy september 3, 2019 04:25 9
Buy for 20 tokens
Несмотря на то, что они, допустим, являются чистейшим "лтдбром". Поясню: я ни в коей мере не претендую на их какую-то художественную ценность. Я вообще, что касается своих текстов, особо ни на что не претендую )) Даже касательно тех, над которыми работал некоторое довольно продолжительное…
кузьмич

Как я потерял невинность

    Грехопадение мое состоялось в возрасте неполных 16 лет, что по нынешним воистину последним временам является, наверное, возрастом довольно преклонным для момента открытия сего ларца пандоры. Тогда же, думаю, я был где-то в передовых рядах сексуально развитой молодежи. В ту пору золотую закончил я 10-й класс средней школы, в которую когда-то был принят шести лет от роду, ибо был не по годам разумным младенцем. Ну, а, закончив десятилетку и не поступив с первого раза в ВУЗ (видимо, разумность моя сильно повредилась в процессе обучения), год отработал радиомонтажником в отделе КИПиА местного городского предприятия. Акцентирую на этом, поскольку там, собственно, это безобразие и произошло - на предприятии.
    К окончанию школы в активе я имел двух-трехлетний опыт тискания сверстниц сквозь одежду, целования с оными же и попытку дефлорирования одноклассницы, не увенчавшуюся, впрочем, успехом – она была скромна и боялась, я был нерешителен и неумел... Да и вообще - там мама скоро должна была прийти, короче - остались девственниками. В смысле - на тот момент. Что к лучшему, безусловно, ибо о предохранении я тогда имел тоже весьма смутные представления.
    Итак, предприятие. Режимное – акцентирую, опять-таки, ибо собака порылась и здесь. Пассия моя была охранницей. ВОХРой. Проверяла пропуска, а, изредка, в зависимости от своего расписания – на дальней транспортной проходной выпускала и запускала машины предприятия. Вот на этой-то самой дальней проходной и имел место факт преступного соития. Почему преступного? Ну, во–первых, нарушение пропускного режима. Во-вторых - я ж, блин, несовершеннолетний был еще все-таки. Ей же было… даже и не знаю. Затрудняюсь. Тогда, в период супергиперсексуальности, когда, по меткому выражению одного моего приятеля: «стоит, как у волка на морозе», - да какая разница, сколько ей было?! Да не, ладно, пощажу ваши чувства. Было ей что-то лет 27. Впрочем, для меня на тот момент она была весьма взрослой женщиной, что, повторюсь, меня нисколько не смущало.
    На той проходной («проездной» было бы точнее) в дежурке имелись все необходимые и достаточные условия для плотских утех – уединенность от остального мира и старый потертый диван, который, несомненно видывал виды на своем веку. Крупным недостатком любовного ложа являлось наличие низковисящего над ним железного ящика с чем-то электрически-гудящим, об который я постоянно бился затылком в процессе.
    Я, пожалуй, опущу все несущественные детали, перейдя к основному моменту. Даму, как вы, наверное, догадываетесь, долго уговаривать не пришлось, вообще, собственно, не пришлось, я больше время потерял со своими школьными подкатываниям, всякими подсаживаниями поближе, возложения как бы ненароком руки на колено, обнимания за плечи, дотрагивания до груди… В конце концов даме надоела эта канитель, она убрала мои руки, сняла с себя часть деталей туалета, часть оставила – ибо была ж, все-таки на посту, - и прилегла на диванчик. Дрожа всем телом, я отчаянно и вполне безуспешно вонзался куда-то, пока не нашел в себе силы признаться партнерше в своем дебюте. Девушка, философски заметив, дескать, у всех бывает первый раз, снизошла и направила. Эти лирические размышления, видимо, сподобили ее к интеллектуальной беседе, поэтому во время моих старательных фрикций она обстоятельно вопрошала о том, какое кино идет в местном кинотеатре, ходил ли я на него и о чем вообще фильм.
    В общем, все классически: первый раз хер знает с кем, и разочарование и опустошенность после. Вот, собственно и все, что я хотел сказать о войне во Вьетнаме. Строго говоря, этот эпизод, наверное, нельзя с полным правом назвать потерей девственности, ибо испытываемые при этом ощущения мало отличались от оргазма привычной подростковой мастурбации. Скорее даже – опять-таки по классике – «слабое подобие правой руки». А вот когда я пару месяцев спустя, извините за невольный каламбур, познакомился с Женей… Ах, Женя… Она была врачом, молодой – 35 лет – вдовой. Жила одна в своей квартире. И с ней я узнал многое. Даже, наверное, слишком многое для моих шестнадцати. Тем более, что через год я поступил-таки, куда и рвался – в военное училище, и познания мои в этой области оказались надолго не востребованными.
(про Женю - подробнее)

кузьмич

Про Женю.

    Рассказывая о своем первоопыте интимных отношений, я вскользь упомянул одно имя, обладательница которого, на самом деле, заслуживает более развернутого повествования. Все-таки она смогла дать мне нечто большее, чем банальное удовлетворение юношеской похоти, она научила меня, я бы сказал, правильному отношению к женщине, научила не быть эгоистом, давать в близости своей партнерше что-то, прежде, чем получить самому..
    Для дальнейшего изложения сюжета вполне сгодилась бы эпиграфом упадническая сентенция о том, что «лишь только тех мы женщин выбираем, которые нас выбрали уже». Женя выбрала меня «на картошке». В этом месте я плоско пошучу, что другие, дескать, детей в капусте находят. Да. А эта тридцатипятилетняя женщина нашла себе эдакое дите–любовника, ибо, забегая вперед скажу, она сочетала в наших отношениях и страсть опытной в любовных утехах дамы и трогательную заботу и помощь в моих юношеских терзаниях. Но об этом позже.
    Итак, «картошка». Боюсь, немногие из присутствующих имеют представление об этом, истинно социалистическом, виде помощи города селу, воспетого гениальным Владимиром Семеновичем – «Товарищи ученые, доценты с кандидатами». Работники многочисленных НИИ ездили тогда вкладывать свою посильную лепту в развал сельского хозяйства.
    В тот раз на одном поле бок о бок трудились представители аж трех предприятий нашего города. Это была именно картошка – ее сбор, т.е. рукопашное выкапывание из вывернутых культиватором гряд и погрузка на машины. Я, естественно, быстро забрался в кузов очередного ЗИЛа, ибо ковыряться в земле было для меня безусловным моветоном, а вот принимать с шутками-прибаутками ведерки с корнеплодами, молодецки высыпать содержимое в кузов и возвращать пустые обратно – самое, понимаешь, мужицкое занятие!
    Эта женщина подавала ведерко только мне, приветливо улыбаясь, нет, скоре даже – посмеиваясь, оказывала какие-то забавные знаки внимания. Понятное дело, когда очередная машина была загружена и я эдак ловко спрыгнул на землю и "по-взрослому" закурил сигаретку - через какое-то время мы уже с ней общались, играя в эту вечную игру, она – с естественным удовольствием, я – изо всех сил стараясь скрыть возбуждение, покуривая «в кулак», чтобы не было видно моих дрожащих пальцев. И при этом натужно выдумывал предлог напроситься в гости, наивно не понимая, что уже, фактически, приглашен.
(продол-Жение: http://staryiy.livejournal.com/404859.html)
Collapse )