Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Categories:

Почему я не люблю морозы?

    Да кто ж их любит, скажете вы. И будете, думаю, правы. Ибо - ну, не зря существует поговорка: "ошпаренных меньше, чем обмороженных".
    Сейчас, к счастью, я живу в средней полосе России, где зимой температура редко снижается до негуманных значений. Но был в моей жизни период, когда минус сорок зимой было вполне обыденным явлением. Сейчас я просто не понимаю - как я тогда смог выжить?
    После окончания в 1987 году Рижского высшего военного авиационного инженерного училища, я, по распределению, прибыл служить на Дальний Восток, под Хабаровск, гарнизон Переяславка-2.
    Какое-то очень небольшое время стажировался в качестве техника самолета в эскадрильи, но достаточно быстро меня забрали в ТЭЧ (технико-эксплуатационную часть) полка в группу регламента авиадвигателей, стартехом. Собственно, в этой группе я и прослужил мои пять дальневосточных лет, до перевода в военную приемку.
    Осень в Хабаровском крае прекрасна: дождей нет, стоит теплая сухая погода; то, что здесь, в средней полосе называется "бабьим летом", долго, месяца полтора так. Потом буквально за несколько дней температура снижается с 20 тепла до 10, и, затем, за сутки - до минус десяти. Все, зима. И уже к Новому году столбик термометра опускается до этих самых нереальных для живого существа минус сорока.
    А пока стоит эта прекрасная осень - ничто не предвещает наступление такого ужасного катаклизма. Но новые товарищи по службе меня предупредили - готовься. Я не особо поверил в то, что не где-то на Северном полюсе, не в Якутии, а во вполне живописной местности природа может быть так жестока. Но полученная на вещевом складе зимняя куртка - длинная, с подкладкой из натуральной овчины (даже рукава были меховые) и с огромным овчинным же воротником, и такие же рукавицы - всё это меня как-то насторожило.
    Я озадачился приобретением теплой обуви. На складе мне выдали валенки, показавшиеся мне каким-то анахронизмом, тем более - после эстетской Риги. Ну, правда, какие валенки? Смешно же, я валенки в детстве носил, в детсад мама меня так одевала. И что, я, лейтенант ВВС, хоть и инженерно-технического состава, буду носить эту нелепую обувь?
    Когда начало холодать и в форменных коричневых ботинках ноги стали мерзнуть - я купил в местном военторге такого же колеру зимние сапоги на меху. Правда, они были маловаты, но других размеров не было - советская действительность, практически, как в значительно позже увиденном мною фильме "Москва-на-Гудзоне".



    Они, конечно, были неуставными, но особого внимания не привлекали, да и кому какое дело, в чем я работаю на технике (это я так думал)? Не в наряд же, это там - по полной форме: красивые офицерские хромовые сапоги, шинель, портупея... Ужасно неудобная одежда, пригодная разве что для парадов. С нынешней военной формой - удобной, практичной, конечно, не сравнить.
    Зима, меж тем, жестчала и вот уже в моих сапогах, тем более - тесных, разносить их так и не удалось, - морозец стал прихватывать пальцы. Надо было что-то делать. К счастью, пришла из дома посылка, в которой родители прислали мои очень модные тогда "луноходы" - кстати, уникально теплая обувь.
    Вот в них я, ничтоже сумняшеся и отправился на службу. Коллеги встретили меня как-то подозрительно весело. Завидуют, решил я. Ведь "луноходы" были тогда тоже "в дефиците".
    Перед обедом мой начальник группы, когда мы садились на тягач, чтобы доехать от аэродрома до городка, отозвал меня в сторону и, сдерживая улыбку, сказал: "Мне лично все равно, в чем ты ходишь, но начальник ТЭЧ сказал мне, чтобы ты переобулся". Придираются, решил я.
    Моей решимости придавал уверенности еще тот факт, что многие сослуживцы, как морозы усилились, стали ходить в унтах. Для меня это была настолько экзотическая обувь, которую до этого я видел лишь на картинках в книжках про полярников. И уж, конечно, мои moon-boots, на мой взгляд, выглядели значительно более приличнее, чем эти огромные волосатые сапоги.
    Конечно, после обеда я опять поехал на службу в "луноходах" и в итоге вечером был выдран перед строем начальником ТЭЧ.
    "Какого хрена? - изливал душу я своему новому товарищу Валерке, второму стартеху группы - по АО (авиационному оборудованию, электричеству, проще говоря), который уже год служил в группе, тоже после выпуска, - почему в унтах можно ходить, а мне, в луноходах - нельзя?!" Вот тут мне и было разъяснено, что унты, вообще-то, для этой местности, являются уставной обувью, хоть и для летного состава - но тут уже к технарям, которые их носили, не придирались.
    Унты продавались на рынке, но стоили весьма недешево, так что на следующий день я появился уже в уставных валенках. И оказалось, что это настолько удобная и теплая обувь... Все зимы я ходил на службу уже только в них, с унтами даже не стал заморачиваться, хоть позже и появилась возможность купить эту "полярную" обувь. У валенков был один существенный недостаток - стоило наступить ими в керосин или какую-то иную спецжидкость (а при работе на технике это было неизбежно) - подошва намокала и пропускала холод.
    Приходилось дома сушить их такими специальными электросушилками, которые внутрь обуви вставляются, знаете? Правда, от этого в коридоре стоял плотный керосиновый дух, нужно было поплотнее закрывать дверь в комнату. Ну и не выходить с зажженной сигаретой в прихожую.
    В сухих же валенках можно было хоть босыми ногами залезать и даже в очень сильный мороз не было бы холодно, настолько это уникальная обувь.
    Но кроме ног надо было греть и все остальные части тела. Про куртку я уже говорил. Под нее одевались: кальсоны тонкие (то, что сейчас называется "термобельем)), кальсоны зимние, с начесом, "верх" от кальсонов, два свитера, комбез ватный - и можно было хоть спать на снегу.
    И вот, то ли из-за обилия одёжек, то ли из-за контраста температур, но, когда в феврале теплело до минус 20-25 - хотелось от такой "жары" снять шапку, расстегнуть молнию на куртке...
    Помню, мой первый отпуск. Ну, когда у лейтенантов отпуск? В "бре", конечно. Улетаю в середине января, в Хабаровске на здании аэропорта табло, показывает время и температуру - ровно минус сорок. Через 8 часов приземляемся в Москве - там плюс два. Иду по родной земле в специально пошитых в переяславском ателье, кстати, модных тогда, брюках из толстого драпа, в той самой куртке овчинной (у нее было два сменных верха, рабочий меняли на выходной, а пуховики появились уже немного позже, так что лучше той куртки по таким морозам ничего и не придумаешь), на голове - шапка лисья, там уже, на ДВостоке купленная - и обливаюсь пОтом.
    Хорошо, с собой была и более легкая верхняя одежда, тем более, что отпуск у меня был длинный - 45 суток плюс дорога, проездные брали на поезд, а покупали, немного доплачивая (тогда авиабилеты относительно недорого стоили) на самолет - еще плюс две недели, к концу уже отдыхать надоедало.
    Потом, правда, слегка похолодало, помню, как мама тогда беспокоилась, дескать, смотри, сынок, морозы обещают до 20 градусов! На что был снисходительный ответ мой, что минус двадцать - это не морозы, а оттепель.
    Ну а потом, спустя пять лет, как я выше писал, я перевелся военпредом на предприятие МАП, которое находилось в моем городе. Там, собственно, и дослуживал уже.
    И больше таких безумных морозов я уже никогда не испытывал. И, конечно, расслабился. И теперь, когда температура воздуха опускается зимой ниже 10 градусов - тоже считаю это морозом, уже как-то не очень хочется идти на лыжах... Ну, то есть это вполне такая аргументированная отмазка для меня теперь.
    Говорят, в тех краях сейчас тоже климат мягче стал. У меня некоторые сослуживцы остались там, осели в Хабаре. И вот как бы мне ни хотелось снова посетить сей уголок, если снова будет такая возможность - я сделаю это теплой хабаровской осенью, летом там тоже "ниочень" - плюс сорок и мошкА. Как я там прожил эти пять лет? Как там все это время люди жили и живут, и будут жить? Не понимаю...

Tags: ВВС - страна чудес, Дальний Восток, авторское, армия, мемуарки
Subscribe

Posts from This Journal “Дальний Восток” Tag

Buy for 30 tokens
Фото : соц сети Ряд российских топ-менеджеров пожертвовали в общей сложности миллион евро на восстановление Венеции после ноябрьского затопления. А собрать деньги помог художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев — он встретился с послом Италии в России Паскуале Терраччано…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments