Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

Неизвестная война СССР против Израиля

Когда из жаркой Сирии пошли первые сводки о работе нашей авиации по объектам террористов, многие военные историки и эксперты испытали чувство дежавю. 45 лет назад русским летчикам уже приходилось воевать на Ближнем Востоке. И судя по всему, из той военной кампании наша сегодняшняя армия сделала очень поучительные выводы.

В 1967 году израильские войска после 6-дневного блицкрига уничтожили почти все египетские средства ПВО и авиацию, которая не успела даже взлететь с аэродромов. Потери арабской коалиции составили: 40 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, более 900 танков, более 1000 стволов артиллерии и более 400 самолетов… У Сирии были отвоеваны Голанские высоты, а у Иордании – западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим. В общей сложности Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) захватила территорию, в 3,5 раза превышающую довоенные границы Израиля.

За два года после 6-дневной войны СССР поставил Египту уйму вооружений, в египетских войсках служили 1,5 тысячи советских советников. Но этого оказалось недостаточно.

* * *

В конце 1960-х израильские ВВС (Хель Хаавир) царили в небе Ближнего Востока. Эпизодические воздушные схватки между египетскими и израильскими летчиками начались только весной 1968 года в районе Суэцкого канала. Со стороны Израиля в воздушных боях участвовали самолеты «Мираж» французского производства, со стороны Египта – новые советские истребители МиГ-21.

Поначалу Хель Хаавир неожиданно понесли потери от загадочных МиГов. Но после бегства в Израиль иракского летчика на МиГ-21 возможности этой боевой машины перестали составлять тайну. И израильские пилоты смогли освоить оптимальную тактику борьбы с противником, оснащенным самолетами из СССР, которая включала ведение боя на малых высотах (всего 20–50 метров) с применением сильных радиопомех.

Ситуация ухудшилась, когда Хель Хаавир получили от США в сентябре 1969 года новенькие, еще даже толком не опробованные во Вьетнаме тактические истребители F-4E Phantom.

Новые возможности «Фантомов» позволили Хель Хаавир в конце 1969 года приступить к осуществлению плана операции «Хордос». Ее цель – уничтожение 18 военно-стратегических объектов Египта, в том числе Асуанской ГЭС.

После их сравнительно легкого подавления египетской ПВО израильские ВВС стали наносить ракетно-бомбовые удары по центральным египетским районам и по пригородам Каира со множеством жертв среди мирного населения.

Бомбардировке подвергся металлургический комбинат в Абу-Заабале, только недавно построенный полностью на средства Советского Союза. Погибли 80 человек. Затем был совершен налет на школу в поселке Бахр аль-Бахр, в результате которого погибло много школьников. Трудно себе представить, что произошло бы, реши командование Хель Хаавир нанести бомбовый удар по Асуанской плотине. После этого Египет с многомиллионным населением просто перестал бы существовать.

Все это заставило египетского президента Гамаля Насера в декабре 1969 года совершить секретный визит в Москву. После разговора Насера с Брежневым и короткой дискуссии на заседании Политбюро решено было оказать помощь братскому египетского народу.

3

Насер настаивал на открытой переброске войск и заверял, что Египет для этого может вступить в Варшавский договор «хоть завтра». В крайнем случае миру можно было бы объяснить, что все советские войска – исключительно добровольцы. На что Леонид Ильич возразил: «Нам никто не поверит, что нашлось воевать в чужой стране столько добровольцев. И вообще – мы так не привыкли».

На основе достигнутых договоренностей было принято закрытое решение Политбюро ЦК КПСС об оказании военной помощи ОАР (Объединенной Арабской Республике) в войне с Израилем путем создания там оперативной группировки советских войск.

В конце декабря 1969 года министр обороны маршал А. А. Гречко отдал приказ о проведении сверхсекретной операции «Кавказ», суть которой состояла в создании на территории Египта системы ПВО на основе регулярных советских частей.

Главком войск ПВО страны маршал Павел Батицкий созвал совещание, на котором огласил приказ министра обороны, поставил конкретные задачи по разработке операции и формировании особой дивизии ПВО, были назначены даты готовности дивизии к отправке.

* * *

После рекогносцировки на месте, которую возглавлял лично маршал Батицкий, решено было прикрывать четыре ключевых района: порт в Александрии, Каир с опасного юго-востока, Асуанскую плотину и непосредственно Суэцкий канал.

Для отправки в Египет было отобрано 32 тысячи советских офицеров и солдат. Из них были сформированы 18-я зенитно-ракетная дивизия ПВО особого назначения (четыре бригады); центр радиоэлектронной борьбы; истребительно-авиационная группа в составе 35-й отдельной истребительной эскадрильи (30 МиГ-21МФ, 42 летчика) 135-го истребительного авиационного полка (40 МиГ-21МФ, 60 летчиков), 90-я отдельная дальнеразведывательная эскадрилья особого назначения (Ту-16Р, Бе-12, Ту-16П, Ил-38); отряд кораблей Черноморского, Балтийского и Северного флотов в составе 5-й («Средиземноморской») эскадры ВМФ СССР. И все это в срочном порядке необходимо было перебросить в Египет.

Новый, 1970 год личный состав новоиспеченной 18-й дивизии ПВО встречал на железнодорожных станциях, занимаясь погрузкой техники. Эшелоны с разных концов страны потянулись сначала в Баку, затем на ракетные полигоны в Ашулуке и Янгадже, где им предстояло отрабатывать стрельбу по низколетящим целям и в условиях постановки помех противником. Дивизию ПВО решено было оснастить обновленными ракетами С-125 «Печора», которые были меньше С-75 и как раз предназначены сбивать низколетящие цели, что явилось бы сюрпризом для Хель Хаавир.

Впервые в практике войск ПВО для каждого дивизиона был выделен взвод прикрытия. В состав этого взвода входило четыре «Шилки» (счетверенная огневая установка скорострельностью 1000 выстрелов в минуту на один ствол) и отделения ПЗРК – «Стрела-2» (переносной зенитно-ракетный комплекс). Это новшество спасло в Египте сотни жизней наших военнослужащих.

Командовать всей этой зенитно-ракетной мощью назначили генерал-майора А. Г. Смирнова. Во время войны при прорыве блокады Ленинграда только за один месяц 189-й зенитный полк, в состав которого входило его подразделение, уничтожил 49 немецких самолетов.

Для основных районов прикрытия до 10 апреля 1970 года планировалось построить 25 позиций для ЗРК С-75 и 24 – для С-125. Эти бетонные укрытия с толщиной стен 4,5 не успевали закончить вовремя, поэтому все достраивалось уже по ходу боевых действий. Благо египтяне не утратили навыков строительства пирамид: раствор бетона в тазиках подносили даже дети.

1 февраля 1970 года впервые заступила на боевое дежурство в небе Египта советская 35-я отдельная истребительная эскадрилья с авиабазы «Джанклиз» рядом с Александрией. МиГи несли опознавательные знаки ВВС ОАР, но пилотировались советскими летчиками. Даже заявки на запасные части и расходные материалы для наших МиГов подавались от имени 106-й и 108-й истребительных авиационных бригад ВВС ОАР.

В течение февраля и марта на авиабазу «Кайро-Уэст» стали прибывать инженерно-технический состав и самолеты 135-го истребительного авиационного полка. Техники занимались сборкой и проверкой МиГов, которые в разобранном виде доставляли транспортные самолеты Ан-12.

Во время загрузки истребителей на Горьковском авиазаводе вместе с ними в грузовой отсек нередко попадал снег. Когда после перелета транспортники разгружались в «Кайро-Уэсте», холодное белое чудо вызывало изумление у арабов, никогда не видевших русской зимы. 6 марта прилетел основной летный и технический состав полка. После долгого перелета советские летчики и техники еще только разминали ноги, передвигаясь по аэродрому, как внезапно над их головами на высоте 50 метров прошла… пара «Фантомов» с голубыми звездами.

Пройдя до конца взлетно-посадочной полосы, двойка эффектно взмыла вертикально вверх, затем «Фантомы» разомкнулись и удалились за горизонт. Советские летчики, для маскировки под гражданских специалистов по сельскому хозяйству одетые, как один, в белые рубашки и черные брюки, попадали в пыль и песок. Так израильские летчики поприветствовали своих новых оппонентов. А могли бы и просто разбомбить.

* * *

В транспортной составляющей операции «Кавказ» участвовали 16 гражданских судов Министерства морского флота СССР. Отрабатывая легенду о перевозке «сельхозтехники», на верхней палубе располагали только тягачи, грузовые автомобили, дизель-генераторы и «Шилки», накрытые сверху деревянными коробами для маскировки. Боевая техника грузилась на нижние палубы. Также в трюме размещался личный состав, которому было запрещено появляться на верхней палубе.

При прохождении проливов Босфор и Дарданеллы на верхней палубе несли дежурство командиры дивизионов и старшие офицеры, вооруженные АКМ и личным оружием, имея приказ открывать огонь на поражение, если кто-нибудь из личного состава вздумает спрыгнуть за борт. Такой случай произошел в 1967 году, когда с борта советского линкора спрыгнул матрос и был подобран военным кораблем США.

Иностранных лоцманов, которые проводили суда через проливы, под разным предлогом не допускали на мостик к управлению. В ход шли взятки дорогим алкоголем. Маршрут держался в секрете даже от экипажей судов. Выйдя из Николаева, капитаны не знали, в какой порт они идут. О курсе и пункте следования они узнавали из секретных пакетов, которые вскрывались после прохождения контрольных точек на маршруте. Боезапас, соляра для машин, люди – все находилось в одном трюме. И вся это «сельхозтехника» не взлетела на воздух от египетской жары только чудом.

Конечным пунктом был порт Александрии, куда советские сухогрузы подходили только ночью. На берегу имелись огромные ангары, где техника мгновенно перекрашивалась в цвета пустыни, а личный состав переодевали в бежевую форму египетских войск без каких-либо знаков различия. Впрочем, чтобы как-то отличать солдат от офицеров, кто-то придумал, чтобы офицеры и сверхсрочники носили куртку, не заправляя ее под ремень брюк.

После 5-дневного карантина дивизионы-призраки под покровом египетской ночи без карт и переводчиков двигались по незнакомой дороге обязательно с выключенными фарами к местам дислокации, где их ждала зачастую голая пустыня.

А дальше начались тяготы и лишения воинской службы в условиях африканской пустыни. Ежедневно 20–30 солдат подвергались укусам скорпионов, которыми кишела местность. В блиндажах спасались от них тем, что привязывали банки с керосином к ножкам кровати. В мальге (блиндаж по-арабски) и так было душно, а тут еще испарения керосина. Простыни из-за жары обязательно смачивали перед сном, месяцами спали в сырой постели.

* * *

Уже по пути в Египет наши воины смогли убедиться, что секретной операция «Кавказ» была только для населения СССР. Да и то только для тех, кто никогда не слышал «Голоса Америки».

Когда первый транспорт с «сельхозтехникой» прошел турецкие проливы и оказался в Средиземном море, над ним появился палубный истребитель ВМС США. Затем американцев сменили израильские «Миражи»-разведчики.

Экипаж и «пассажиры» транспорта с большим интересом узнавали во время перехода из новостей израильского радио на русском языке, что их сухогруз прошел Босфор и Дарданеллы и в данный момент держит курс на Александрию, а на борту находятся сверхсекретные зенитные установки.

Уже в Египте ровно в 20 часов ежедневно большинство офицеров настраивали свои транзисторы на волну Тель-Авива и слушали выпуск новостей на русском языке. Из этих сообщений узнавали реальные факты: о боях и вылетах самолетов, о чрезвычайных происшествиях в наших войсках и многое другое.

Такой контрпропагандой занималось в основном израильское подразделение радиоэлектронной разведки, которое сейчас называется часть «8200». На данный момент в нем работают десятки тысяч сотрудников, и выполняет оно те же функции, что американское АНБ, только в масштабах Ближнего Востока. А до 1970 года в «8200» не имелось даже русскоязычного отдела. Волна эмигрантов еще не хлынула из СССР в Израиль, русский язык там знали немногие. Пришлось срочно набирать пожилых наставниц, которые учили русскому молодых ребят, особенно мату.

Но, подучив русский, новобранцы «8200» вскоре знали о своих объектах все: и кто вчера напился, и кто сегодня пошел к любовнице… Для обеспечения связи только одному советскому дивизиону ПВО требовалось 50 км кабеля – было где устанавливать прослушку. Утекала информация бурным потоком и из египетского Генштаба, который также был под колпаком у «8200».

Из-за постоянной слежки «8200» наши летчики и ракетчики сознательно не соблюдали распорядок дня. К примеру, в столовую приходили, когда вздумается, но никогда в одно и то же время и все вместе строем, чтобы не было соблазна у израильтян сразу накрыть летный состав всей эскадрильи.

Кстати, египтяне организовали в пустыне свою систему наблюдения: там выкопали окопы, сажали в них солдат, которые, завидев или услышав звук самолета, крутили ручку аппарата, а на КП зенитно-ракетной бригады на вертикальном планшете загорались лампочки, обозначая траекторию полета воздушных целей и своих самолетов. Примитив, но впечатляло. Правда, когда наблюдателей своевременно не обеспечивали водой или продовольствием, они тоже начинали крутить ручки, и тогда планшет сверкал огнями ламп хаотично.

2
Советский Союз не только воевал, но и строил в Египте

В середине марта дивизион подполковника Кутынцева занял свою позицию рядом с авиабазой «Кайро-Уэст». Через 30 минут с начала боевого дежурства была обнаружена низколетящая цель, идущая курсом на аэродром. Уточнили у египетских дежурных по авиабазе, есть ли в воздухе наши самолеты. Получив отрицательный ответ, Кутынцев произвел пуск двух ракет. Обе поразили цель на высоте 200 метров.

Сбитым оказался египетский Ил-28БМ – самолет-разведчик, возвращавшийся на свою базу после выполнения задания над Средиземным морем. Прямое попадание двух ракет на низкой высоте не оставило экипажу никаких шансов.

В ходе разбирательства выяснилось, что на самолетах ВВС ОАР была установлена снятая с вооружения в СССР система «свой – чужой» «Кремний-1». А на радиолокационных станциях советских ЗРК стояли уже новые запросчики.

18 марта стрелок-зенитчик ПЗРК «Стрела-2» из взвода прикрытия дивизиона С-125, дислоцированного в Александрии, произвел пуск ракеты по египетскому гражданскому самолету Ан-24, пролетавшему на высоте около 1000 метров со стороны моря. Ракета попала в правый двигатель, который загорелся. Экипаж продолжил полет на одном двигателе и благополучно произвел посадку. Накануне до личного состава дивизиона был доведен приказ с КП бригады: «Самолеты, летящие ниже 6 км и ближе 25 км со стороны моря, считать самолетами противника и уничтожать», – что стрелок-зенитчик и сделал.

Имел место случай обстрела из ПЗРК «Стрела-2» истребителя-бомбардировщика Су-7Б ВВС ОАР. К счастью, пилот смог посадить машину с поврежденным двигателем. Стрелок-зенитчик получил благодарность командования и 10-дневный отпуск.

И только 22 июня 1970 года удача наконец улыбнулась вылетевшей на перехват паре МиГов. Капитан Николай Сальник достал двумя ракетами удирающий израильский штурмовик «Скайхок» уже над Суэцким заливом. «Скайхок» упал в море. Израильская сторона не подтвердила потерю штурмовика и пилота. Но этот факт не помешал капитанам Сальнику и Крапивину получить по ордену Красной Звезды.

«Скайхоков» потом насшибали много. Но никак не удавалось достать хоть один «Фантом». И вот 30 июня дивизион С-125 капитана Маляуки обнаружил атакующую пару F-4E. Командир дал команду на пуск, когда до цели оставалось 17 км. Ведомый F-4E был сбит первой ракетой на дальности 11,5 км. Летчик Рами Харпац и оператор Эяль Ахикар катапультировались и попали в плен. Так впервые зенитным ракетным комплексом был сбит израильский F-4E «Фантом», считавшийся до сих пор неуязвимым для советских ракет.

Как раз в это время в Москве с очередным визитом находился президент Египта Насер. В ходе переговоров египетская сторона прямо выражала свое недоверие боеспособности советских частей ПВО, язвительно отметив, что прошло почти три месяца после прибытия зенитчиков и не сбит ни один израильский самолет. Брежнев, которому немедленно доложили о сбитом израильском «Фантоме», «с чувством глубокого удовлетворения» проинформировал об этом Насера.

18 июля 1970 года на один из советских зенитно-ракетных дивизионов осуществили налет 24 израильских «Фантома». Зенитчики уничтожили два самолета противника и подбили один. Однако в результате прямого попадания снаряда в советскую пусковую установку погибли сразу восемь советских военнослужащих.

* * *

Командующий израильскими ВВС генерал Мордехай Ход поручил полковнику Давиду Порату из оперативного отдела подготовить план операции, которая бы нанесла советским МиГам решающий удар и позволила Хель Хаавир вернуть себе господство в небе.

Было принято решение провести операцию «Римон 20» 30 июля 1970 года. Четверка «Миражей», изображая безоружных разведчиков, на предельной высоте двинулась вглубь египетской территории. Следом, на бреющем полете вылетела вторая четверка «Миражей» и четверка «Фантомов» под командованием Авиху Бин-Нуна.

Первая четверка «Миражей» летела по парам очень близко друг к другу. На экранах советских радаров светились лишь две точки. В эфир выходили только два летчика, голоса которых были известны местным радистам. Операторы радаров ошибочно приняли четверку истребителей за два разведывательных «Миража».

На выносном командном пункте «Бир-Арейда» в это время находился начштаба ВВС Египта генерал Хосни Мубарак (будущий президент Египта в 1981–2011 годах) и командующий советской авиационной группой генерал-майор Дольников. Мубарак предупредил Дольникова, что израильтяне заманивают советских летчиков в ловушку, но тот считал, что два разведывательных «Миража», не имеющих вооружения, станут легкой добычей.

С разных аэродромов на перехват разведчиков поднялись три звена МиГов. Поскольку подлетное время к месту боя у всех было разное, взаимодействия 12 наших МиГов не получилось. Каждой четверке МиГов пришлось вести свой бой против превосходящего втрое противника.

В 14:20 советские летчики вместо двух разведывательных самолетов неожиданно обнаружили четверку «Миражей». Генерал Дольников отдал приказ на уничтожение «Миражей», но советские летчики не услышали этой команды – израильтяне врубили радиопомехи. После чего экипажи звена МиГов вдруг обнаружили, что они окружены восемью «Миражами» и блокированы сверху четверкой «Фантомов». В этот момент безоружные «Миражи»-разведчики нанесли ракетный удар.

Первый МиГ был сбит пушечным огнем «Миража», следующий – ракетой «Спэрроу», третий МиГ тоже ракетой сбили на высоте 10 тысяч метров. После потери четвертого МиГа Дольников наконец отдал команду летчикам оторваться от израильтян, и советские МиГи стали выходить из боя.

Бой длился всего шесть минут. В 14:26 Мордехай Ход запретил преследовать советские истребители и приказал израильским летчикам вернуться на базу. Третья четверка МиГов прибыла к месту боя, где уже никого не было и виднелись только дымы от упавших самолетов. Пилоты Журавлев, Яковлев и Юрченко погибли, четвертому пилоту удалось катапультироваться и приземлиться.

Катастрофическое поражение МиГов вызвало большой переполох в Москве. 1 августа в Каир прилетел командующий ВВС СССР маршал Павел Кутахов. 2 августа он отдал приказ о прекращении полетов МиГов в зоне Суэцкого канала до выяснения всех обстоятельств гибели трех советских пилотов.

Военные эксперты и историки по сей день спорят о том, сколько же точно было сбито МиГов в том памятном бою. Израильские аналитики склонны давать цифры от 5 до 10 в зависимости от патриотического настроя. Наши специалисты допускают гибель пятого МиГа, но никто толком ничего не знает, так как эти сведения были засекречены.

А также израильская сторона настаивает на том, что именно операция «Римон 20» явилась первопричиной согласия Насера на перемирие и прекращение огня в ночь с 7 на 8 августа 1970 года. Но до наступления перемирия случился еще один бой, о котором израильтяне стараются не вспоминать.

1
Наших военных встретила в Египте совершенно непривычная среда

Опыт первых месяцев показал, что тактика, когда зенитно-ракетные дивизионы остаются на стационарных позициях, не позволяет переломить ситуацию в небе. Нужны были более активные действия.

Опираясь на вьетнамский опыт, стали создаваться маневренные группы из трех-четырех советских и египетских зенитно-ракетных дивизионов и скрытно выводиться в приканальную зону для прикрытия сухопутных частей. Изменение тактики ПВО ОАР в апреле – июне 1970 года стало для Хель Хаавир полной неожиданностью.

В начале августа дивизионы подполковников Попова и Кутынцева совместно с египетскими дивизионами выдвинулись в зеленую зону Суэцкого канала – в район Абу-Сувейр для прикрытия сухопутных войск и артиллерии ОАР. 3 августа 1970 года противник решил уничтожить эту группу – десятки израильских самолетов налетали группами с различных направлений. Но хваленые «Фантомы» бомбили в основном ложные цели – деревянные макеты пусковых позиций С-125.

Надо заметить, что обеспечение ложных позиций макетами техники было поставлено на поток. С этой целью в Египте была пущена в строй целая фабрика, непрерывно производящая фанерные макеты зенитных ракетных комплексов и самолетов. Отличить от настоящих их было трудно даже с земли.

В результате боя два советских ЗРДН (зенитно-ракетный дивизион) сбили три и подбили один израильский самолет, сами не понеся никаких потерь. Активно действовали и арабские дивизионы, сбив несколько самолетов противника. Ночью «засадная группировка» незаметно оставила свои позиции, а израильтяне усердно бомбили ее прежнее место расположения до 5 августа. А 5 августа Израиль вышел с предложениями начать переговоры, чтобы заключить перемирие с ОАР. И постоянные налеты на территорию ОАР ястребов Хель Хаавир прекратились. Подполковникам Кутынцеву и Попову за этот самый решающий бой всей операции «Кавказ» присвоили высокое звание Героев Советского Союза с вручением орденов Ленина и медалей «Золотая Звезда».

* * *

«Всего за период с 30 июня по 3 августа частями дивизии было сбито девять и подбито три израильских самолета, – указывает в своих воспоминаниях командующий 18-й «египетской» дивизией ПВО генерал Алексей Смирнов. – Эти три самолета упали за каналом на территории противника, и мы не могли подтвердить, что мы их сбили. Никогда ранее начиная с 1967-го – года агрессии – израильтяне не несли таких ощутимых потерь в воздухе». Российские эксперты называют другую цифру: 21 сбитый израильский самолет.

Поскольку «Фантомы» долгое время оставались неуязвимыми, египетское командование установило за каждый сбитый F-4E приличную премию – 500 фунтов. При этом остальные «подвиги» оценивались скромнее: сбитый «Мираж» – 400 фунтов, «Скайхок» – 300 фунтов.

В дивизионах, находящихся в зоне боевых действий, задачей, как правило, замполита было как можно быстрее добраться до места падения самолета, чтобы зафиксировать факт, что дивизион сбил самолет противника. Замполит, вооруженный фотоаппаратом, а также зубилом и молотком, должен был добыть доказательства. Обломки фотографировались, но главное было найти в груде алюминия небольшой «шильдик», на котором красной краской была нанесена маркировка «F-4E». Если фрагмент с табличкой был большой, тогда помогало зубило с молотком.

Разные источники сходятся в том, что за все время боевых действий в Египте в 1970 году погибло не более 40 наших военнослужащих, включая случаи неосторожного обращения с оружием, смертельные травмы при разгрузочных работах, летальные исходы после анафилактического шока, вызванного укусами экзотических насекомых и так далее. До сих пор Минобороны РФ не подтвердило и не опровергло эту цифру.

* * *

В разгар боев с израильскими ассами в расположение штаба 18-й дивизии ПВО особого назначения пришел как-то очередной номер газеты «Правда». И на первой странице – редакционная статья «Фальсификаторы». Посвящена статья была буржуазным фальсификаторам, утверждавшим, что в Египте находятся советские воины. Ну а как было объяснить воинам, что главная газета страны, мягко говоря, пишет неправду? На свой страх и риск, не мудрствуя лукаво, замполит дивизии эти 50 экземпляров газеты взял и просто сжег.

28 сентября 1970 года из-за инфаркта скончался Президент Египта Гамаль Абдель Насер. Существует конспирологическая версия, что Насера убрали спецы из особого подразделения Генштаба ЦАХАЛ – Сайерет Маткаль. К власти в Египте пришел Анвар Садат, симпатизировавший американцам. И в 1972 году советские войска были выдворены из Египта.

А солдаты и офицеры 18-й дивизии ПВО покинули Египет еще ранней весной 1971 года. На Родину возвращались на комфортабельном океанском лайнере «Иван Франко». 6 марта они были в Севастополе. Родина встречала своих героев-зенитчиков скромно. Вместо оркестра и девушек с цветами их ожидал 5-дневный карантин.

После карантина солдат срочной службы, вытряхнув из казенной импортной «гражданки» и переодев в старое х/б, раскидали по ближайшим частям, где они дослуживали оставшиеся месяцы без отметок в военных билетах, где они находились почти год службы.

Офицерам предстояла дорога в Москву на поезде. Через страну шел веселый эшелон странных военных с нездешним загаром, несмотря на только что начавшуюся весну. Только потом, лет через 20, их назовут «египтянами». В столице на перроне их ждала торжественная, но короткая встреча, а затем было «приказано забыть».

До середины 1990-х «египтяне» не считались участниками боевых действий, на них не распространялись льготы и пенсии. Справедливость отчасти восторжествовала только после распада СССР и отмены многих секретов. Но до этого некоторые «египтяне» просто не дожили.
Источник

Tags: #шестидневная война, Египет, Израиль, СССР, Сирия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo staryiy may 26, 17:46 47
Buy for 10 tokens
Битва за Мoскву началась 30 сентября 1941 гoда, когда пoлoжение страны Сoветoв было отчаянным: свирепый и технически превосходно оснащенный враг стоял буквально на пороге дома. Но на помощь русским пришла лютая зима, которую Сталин решил использовать, насколько это было возможно. Было решено…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments