Staryiy (staryiy) wrote,
Staryiy
staryiy

«✵Ш✵П✵А✵Н✵А✵» в Лефортово

В конце мая двоих жителей Екатеринбурга арестовали по делу об «экстремистском сообществе АУЕ». Поводом послужила публикация воспевающих воровскую романтику картинок в тематическом сообществе и продажа «тюремных» сувениров вроде нардов и четок. Дело расследует центральный аппарат ФСБ, арестанты содержатся в СИЗО «Лефортово». Один из них, бывший военный, дважды бывал в командировках в Сирии; третья обвиняемая — его беременная жена — находится под подпиской о невыезде.

1

«Люби меня как роза воду, а я тебя — как вор — свободу», «Бродяга по жизни, вор по нужде. Кайфарик по масти, романтик в душе», «Салам ворам — *** [шиш] мусорам», игральные карты с эротическими картинками, шахматы и нарды на продажу — вот содержание ныне заблокированного сообщества «А.У.Е» «ВКонтакте».

Познакомившись в конце 2016 года со своим будущим мужем Никитой Птицыным (имена "героев" изменены), 28-летняя Нина из Екатеринбурга удивилась его необычному бизнесу: 22-летний военный, уже дважды побывавший в командировках в Сирии, зарабатывал на рекламе в своем паблике о криминальной романтике и продаже аксессуаров, ассоциирующихся с тюрьмой — вроде четок.

«Мне было непонятно, что его связывает с такой тематикой. Ни в семье у него не было уголовников, ни среди друзей», — вспоминает теперь Нина.

Впрочем, тогда она стала помогать молодому человеку и время от времени сама администрировала паблик, который тот вел вместе со своим братом Денисом — они выкладывали картинки, найденные в других аналогичных сообществах. Какие-то записи предлагали сами читатели, администраторам оставалось только одобрить публикацию. На пике популярности в «А.У.Е» насчитывалось около 200 тысяч подписчиков; реклама приносила небольшой, но все же доход.

Бесплатно рекламировали только сообщество «✵✵✵Вольный мастер✵✵✵Магазин интересов✵✵✵», которое администрировал приятель Никиты Артем Зуев. В нем тоже продавались нарды и шахматы, а еще зажигалки и чехлы для телефонов — все в духе воровской романтики. Вместе со своим братом Виктором Артем открыл печатный цех «Абсолют» и принимал заказы на футболки и постеры. В благодарность за бесплатную рекламу братья иногда что-то печатали для Птицыных.

По оценке Нины, паблик приносил им с Никитой не более 10 тысяч рублей в месяц. Около 30 тысяч она получала, работая кассиром в транспортной компании. Возлюбленный-контрактник зарабатывал 35 тысяч. Молодые люди взяли в кредит машину.

Братья Птицыны создали «А.У.Е» еще в 2011 году. «В тот момент нам с братом особо нечем было заняться, была, так сказать, пустая ниша, не было таких пабликов, — рассказал Даниил Птицын. — Мы администрируем ее с братом, хотя сами отношение к криминальному миру имеем очень условное: ну, есть знакомые, друзья, которые прямо связаны с местами лишения свободы — но мы сами не сидели, не имели судимость и не привлекались».

С популярностью подобных сообществ в соцсетях растет и озабоченность властей романтизацией криминальной жизни. В разных регионах России суды начинают по требованию прокуратуры закрывать «воровские» паблики — «А.У.Е» в апреле 2017 года запретил Центральный районный суд Читы.

«Мониторингом сайта обнаружены высказывания, содержащие ненормативную лексику, а также призывы к расправе над сотрудниками правоохранительных органов, — настаивала прокуратура. — Информация, размещенная на указанном сайте, подлежит признанию информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено, поскольку может причинить вред духовному развитию ребенка».

Еще один паблик Никиты, «✵Ш✵П✵А✵Н✵А✵» с примерно 30 тысячами подписчиков, администрация «ВКонтакте» заблокировала, объяснив это тем, что Роскомнадзор внес его в реестр запрещенных ресурсов.

Денис Птицын настаивал: «С призывами постов не было, были только нелестные высказывания в сторону силовых структур, скажем так. Я понимаю государство, понимаю, что дети после школы приходят и видят в группах "жизнь ворам, смерть мусорам". Это неправильно, отрицание власти и так далее. С другой стороны, они сами должны заниматься детьми, а не закрывать паблики».

«Какое-то время, месяц или два, еще можно было группой пользоваться. Но рекламу распространять в ней нельзя было. Просто опубликовывали какие-то картинки, — рассказывает Нина. — Муж максимум в месяц одни четки продавал за 1,5 тысячи рублей. Блокировка меня насторожила, а его — не знаю. Он мне ничего не говорил об этом, может, скрывал, чтобы не тревожить меня».

В начале 2018 года она забеременела и вышла замуж за Никиту, а в апреле молодой человек подписал с Минобороны новый контракт на три года. Впрочем, после отслужить ему оставалось всего месяц — 15 мая он уволился «по собственному желанию», но, как говорит Птицына, по настойчивой рекомендации руководства.

Дело в том, что военным прислали картинку со страницы Никиты во «ВКонтакте», где тот неосторожно опубликовал фото доски для игры в нарды, на одной стороне которой была изображена свастика, а на другой — серп и молот. Получалось, что один игрок выступает «за фашистов», а его соперник — «за Советский Союз». Нина говорит, что доску ее мужу кто-то подарил еще в 2017 году, позже супруги передарили ее своим знакомым.

Никиту вызвали к командиру и предложили уволиться из армии. Птицын решил устроиться на работу водителем-экспедитором, а в дальнейшем — попробовать вернуться на службу, но через две недели после увольнения, ранним утром 30 мая, на квартиру к молодым супругам пришли сотрудники ФСБ с понятыми, всего человек десять.

Мужа, вспоминает Птицына, заковали в наручники, к женщине, находившейся на пятом месяце беременности, силу применять не стали — дали почитать документы, из которых она узнала, что они с Никитой теперь фигуранты уголовного дела о призывах к экстремизму через интернет (часть 2 статьи 280 УК) и об экстремистском сообществе (статья 282.1). Его обвиняют по первой части — в создании сообщества, ее — по второй, в участии. Артем Зуев тоже проходит по делу, но по какой именно статье ему предъявлено обвинение, Нина не знает.

По версии следствия, Нина Птицына — «сторонник идеологии насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов "Арестантское уркаганское единство"», и для «подготовки и совершения преступления экстремистской направленности она не позднее февраля 2017 года вступила в сообщество "АУЕ"», возглавляемое ее мужем.

Ей вменяется администрирование пабликов «А.У.Е» и «Шпаны», продажа через эти паблики, страницу цеха «Абсолют» и ныне удаленный инстаграм-аккаунт bacota.aye «продукции с символикой движения "Арестантское уркаганское единство"» для «популяризации идеологии» и «извлечения прибыли, необходимой для функционирования экстремистского сообщества».

Кроме того, Нину обвинили в публикации в «А.У.Е» в период с 18 апреля по 27 мая 2017 года 14 записей, «содержащих высказывания побудительного характера, призывающих к враждебным (связанным с насилием) действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц <…> — "сотрудникам полиции" и "сотрудникам ФСБ"». Постановление о привлечении Птицыной в качестве обвиняемой подписал 30 мая старший следователь следственного управления ФСБ России Иван Таюрский, который ранее вел дело отставного полковника ФСБ Валерия Вдовенко, приговоренного в 2014 году к 2,5 года колонии по обвинению в создании экстремистского сообщества «Северное братство».

Силовики изъяли у Птицыных компьютеры, телефоны и четки, а самих супругов повезли в управление ФСБ, где им предоставили адвокатов по назначению. Защитник Нины сразу предупредил ее, что можно отказаться давать показания, воспользовавшись 51-й статьей Конституции, так она и поступила. От адвоката мужа она позже узнала, будто Никита в своих показаниях признал, что действительно администрировал «А.У.Е» ради заработка.

Сама она с мужем его показания не обсуждала: 31 мая Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга арестовал Птицына и Артема Зуева; по словам Нины, в тот же день обоих этапировали в московское СИЗО «Лефортово».

Так на пятом месяце беременности Нина Птицына оказалась на иждивении у родителей-инвалидов под подпиской о невыезде и с обвинением по двум статьям, каждая из которых предполагает до пяти лет лишения свободы. Пока неизвестно, какие именно записи вызвали претензии силовиков — так, 18 апреля в сообществе «А.У.Е» было опубликовано более 40 постов — от рекламы наклеек с надписью «Всему братству — воровской масти» и фотографии могилы Михаила Круга до фото, на котором несколько человек переворачивают полицейскую машину, подписанного «А менты нам не кенты».

«Там в основном картинки — мент стоит окровавленный, это самое экстремистское, что я помню, больше такого ничего нету. "Жизнь ворам — смерть мусорам", но это уже не от нас публикация была, подписчики отправляли, — говорит Нина. — Я была не в курсе, что есть уголовные дела за такое, за репост или картинки или группы во "ВКонтакте"».

В июле она узнала, что за репосты или картинки во «ВКонтакте» уголовному преследованию подверглись уже десятки россиян — в новостях Нина прочитала о жительнице Барнаула Марии Мотузной, которую обвинили в оскорблении чувств верующих (часть 1 статьи 148 УК) и возбуждении ненависти либо вражды (часть 1 статьи 282 УК) за посты о Русской православной церкви в соцсети.

Интересы Мотузной представляет адвокат Алексей Бушмаков из международной правозащитной группы «Агора», живущий в Екатеринбурге. К нему и решила обратиться Птицына. После разговора с ней правозащитники в начале августа вошли в дело об экстремистском сообществе «А.У.Е». На момент публикации этой заметки полноценного доступа к материалам дела у юристов не было.

«В дела ФСБ когда вступаешь, всегда трудности. Ты не можешь прийти к следователю и сдать удостоверение и ордер и сразу пойти в СИЗО. Это общая практика. Сначала они тебя якобы проверяют, потом надо умудриться поймать следователя, чтобы ознакомиться с делом и получить разрешение на [свидание в] СИЗО, — говорит адвокат "Агоры" Дмитрий Динзе, который защищает Никиту. — Общий срок [вступления в дело] от недели до месяца. В это время, как появляется новый адвокат, они стараются провести побольше следственных действий».

Из-за этого защите пока неизвестно, к каким выводам пришли эксперты, изучавшие материалы из сообщества «А.У.Е», какие показания дали Птицын и Зуев, и кто проходит свидетелем по уголовному делу.

Муж несколько раз звонил Нине из изолятора и написал ей письмо, в котором просил прощения за то, что «втянул во все это» — уголовное дело, говорит женщина, им обсуждать запретили. После ареста супруга у беременной Птицыной стало повышаться давление, врачи, по ее словам, даже предупреждали, что если эта тенденция сохранится, то придется искусственно вызывать роды, впрочем, пока такой необходимости не возникло.

«Я себя успокоила ради ребенка, что папа все-таки домой к нам вернется», — говорит Нина. Ей назначили комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, роды запланированы на середину сентября.
Источник


Tags: ФСБ, дебилы &ля..., непуганые идиоты, экстремизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo staryiy may 13, 02:18 27
Buy for 10 tokens
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), умерший в возрасте 95-и лет, удивительная фигура в Русской Церкви хотя бы потому, что для десятков, а то и сотен тысяч православных он в самом буквальном христианском смысле жив, потому, что «у Бога все живы». Столп русского старчества Его называли «столпом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments